ВНИМАНИЕ

Материалы публикуемые в блоге это интернет обзор местных и зарубежных средств массовой информации.
Все статьи и видео представлены для ознакомления, анализа и обсуждения.
Мнение администрации блога и Ваше мнение, могут частично или полностью не совпадать с мнениями авторов публикаций.

четверг, 17 ноября 2016 г.

Юрий Гельцер. Общая теория систем как составляющая часть нового философского учения

В XIX веке  марксизм выдвинул новую методологию изучения закономерностей общественного развития, получившую название исторический материализм. Классики марксизма хорошо осознавали, что такие глобальные методологии не могут существовать самостоятельно вне целостного философского понимания развития мира. Диалектический материализм – такое название получило это учение, и, следует признать, что основной вклад в развитие этого учения принадлежит Ф. Энгельсу. Экономическая теория, представленная К. Марксом в «Капитале», должна была дать образец применения этой философской теории не просто в конкретной научной области, но в применении её к обществу.

Марксизм выполнил свою научную и историческую миссию так, как он смог. Но ни наука, ни история не стоят на месте. На смену одним теориям приходят другие, которые частично опровергают предыдущие, а частично вбирают их в себя, делая их частным случаем. Критика марксистских взглядов, во-первых, не является предметом данной статьи, а, во-вторых, нам бы хотелось здесь подчеркнуть ни его недостатки, а то, что ценность любого ученого заключается не в его ошибках, а в том, в чем он конкретно продвинул вперед научную мысль. Поэтому, я лишь отмечу три постулата, которые делают марксизм учением непригодным для практического применения. Это экономический детерминизм в учении об обществе,  второе, изложенное мною подробно в статье «Четвертый источник и четвертая составная часть марксизма или почему мы должны решительно отказаться от этого учения» https://newsland.com/community/88/content/chetviortyi-istochnik-i-chetviortaia-sostavliaiushchaia-chast-marksizma-ili-pochemu/51080801 - это отрицание значимости общечеловеческих нравственных норм в ходе классовой борьбы и третье – это учение о диктатуре пролетариата, которое на практике оказалось диктатурой партноменклатуры. Есть и другие причины, которые заставляют вести поиск новой философской теории в противовес марксизму. О некоторых из них пойдёт речь в этой статье.
XX и XXI век дали нам новую методологию познания – Общую теорию систем, или, как еще принято говорить - системный анализ. Русский ученый-физик, а ныне гражданин США, Турчин В.Ф. совершенно верно заметил, что «в каждой теории ровно столько нового, сколько в ней философии»2. Именно поэтому Общую теорию систем нельзя считать в основном завершенной, пока она не станет частью общей философской теории, теории XXI века.
Частично некоторые аспекты этой теории были мною изложены в книге «Основы предсказуемой экономики. Экономика в свете общей теории систем»3. Но жизнь показывает, что этого явно недостаточно. Надеюсь, что над этой проблемой работаю не только я один, но я хотел бы привлечь к этой сложной проблеме внимание научной общественности, дабы заинтересовать их в приложении усилий в этом направлении.По многим вопросам этой теории у меня нет готовых окончательных решений, поэтому прошу рассматривать мое изложение как приглашение к дискуссии.  
О чем идет речь? Я бы назвал эту теорию теорией продвинутого материализма и ограниченной диалектики или системной философией. Проблема ограничения диалектики частично мною уже рассматривалась в названной выше книге. В философском плане они затрагивают три основных диалектических закона. В общем виде ограничение диалектики означает, что при всей динамике и изменчивости мира, наблюдаемого нами, его состояние остаётся достаточно стабильным и устойчивым. Эта устойчивость достигается системной целостностью мира. Каждая система формирует такой набор констант своих состояний, которые позволяют ей обеспечивать эту стабильность и устойчивость. Мир цикличен. Не исключено, что глобальные космические процессы осуществляются по заранее установленному замкнутому кругу. В экономическом ракурсе такие выводы ставят под сомнение всякие теории экономического роста, а также реальную объективность существования закона возвышающихся потребностей.  Ограниченные рамки статьи не позволяют остановиться на этом более подробно. Желающие могут разыскать книгу и прочесть этот материал.
Давайте остановимся на первой части этой теории – теории продвинутого материализма. Исходные проблемы этой теории упираются в основной вопрос философии: что первично – материя или сознание? Мой ответ на этот вопрос таков: сам вопрос задан несколько некорректно, а потому не может иметь прямого ответа. Прежде всего, необходимо разобраться, что мы понимаем как первичность. И тут даже беглый анализ показывает, что материалисты и идеалисты разговаривают на разных, непонятных друг для друга языках. Первичность и вторичность для этих двух субстанций совершенно разнородна, хотя и взаимосвязана.
Первичность материи заключается в ее объективном существовании, то есть, независимо от нашего сознания. В онтологическом ракурсе сознание – это та же материя, особый ее вид. Сознание и материю мы разделяем только при гносеологическом подходе, когда сознание рассматривается как способность отражать реальный мир в той или иной степени точности. И поэтому оно вторично.
Но если мы ставим вопрос о созидании, о целенаправленном развитии, преобразовании мира, то первичность сознания здесь возможна и желательна. Почему здесь я не применил слова «очевидна»? Почему я столь осторожен? Ведь даже К. Маркс писал: «Паук совершает операции, напоминающие операции ткача, и пчела постройкой своих восковых ячеек посрамляет некоторых людей-архитекторов. Но и самый плохой архитектор от наилучшей пчелы с самого начала отличается тем, что, прежде чем строить ячейку из воска, он уже построил её в своей голове» 4.
Казалось бы, очевидно, что в данном случае сознание первично по отношению к объекту архитектурного творчества. На самом деле, так оно и есть, но только в индивидуальном плане, или в каком-то конкретном объекте человеческого творчества. Если же мы возьмем общественное развитие, то есть более длительный тренд, то обнаружим, что там все намного сложнее. Хотя и в данном конкретном случае, при более внимательном рассмотрении, мы обнаружим, что идеи архитектора определены не им, а из вне – неким техническим заданием или материальной потребностью.
Основываясь на исследовании опять-таки одного из бывших наших соотечественников, а ныне гражданина США, медика по образованию, Гайдеса М.А., я в своей книге писал: «Цель – это основной системообразующий фактор. Без цели система не существует. Цель у системы одна, и задается она системой более высокого уровня. В этом смысле цель также объективна, как и результат ее достижения»5. Приведу и слова самого Гайдеса: «Цель перед системой всегда ставит другая система, а сами системы, включая человека, свободой воли не обладают. У нас есть свобода выбора действий для достижения цели, но нет свободы выбора самой цели»6. Впрочем, аналогичные утверждения мы можем найти ещё у И.Канта и даже у Аристотеля.
На самом деле, здесь требуется некоторое дополнительное разбирательство в терминологии. Для правильного понимания необходимо разделить два взаимосвязанных, но разных понятия: «цель» и «предназначение». Если предназначение – это нечто объективное, то цель, это наше субъективное понимание нашего предназначения на данном этапе. Цели может не существовать вообще, но мы так или иначе будем двигаться к нашему предназначению.
Когда я ввел это разделение понятий, меня начали подвергать серьезной критике. Как так? Человек самодостаточен для того, чтобы самостоятельно формировать перед собой те или иные цели! Мы не понимаем, кто это нам что-то предназначил? Бог, что ли?
К Богу мы еще вернемся. Но, чтобы доказать свою правоту, мне пришлось перейти на язык марксистского материализма.
Выношу на ваш суд свои рассуждения.
Марксизм утверждает, что мир развивается по объективным законам, не зависящим от нашего сознания, и наших желаний. Более того, марксизм распространил это положение и на общественное развитие. И это сегодня никем не отрицается. Но если законы развития объективны, то и ожидаемые результаты должны быть объективными. Иначе, что же поучается? Законы вроде бы объективны, но мы при этом что захотим, то и сотворим.
Тем не менее, один весьма уважаемый мною автор (не буду называть его фамилию) в ответ на это пишет: «Когда я в очередной раз слышу о предназначении, я в очередной раз вынужден зафиксировать историко-материалистическое понимание предназначения. Для человечества  нет иного предназначения, кроме того, которое оно само себе определяет. Это самопредназначение, или выбор смысла собственной жизни. Без такого самопредназначения проблема ответственности и исторической ответственности вырождается в вопрос о подотчетности и в вопрос о том, чем оправдаешься на Страшном Суде».
В этом возражении есть своя сермяжная правда. Если знать, что человеческое развитие идет в одном направлении, а ты всячески этому препятствуешь, то исторической ответственности не избежать. Ничего не могу сказать про Страшный Суд, но общественный суд истории неизбежен.
Ошибочность представлений о самопредназначении легко увидеть, например, при анализе действия закона стоимости. Он гласит, что при всех колебаниях цены, последняя имеет свойство колебаться вокруг общественно-необходимой стоимости товара. Какое-то время человек не ведает этого закона, но он, тем не менее, действует. Чтобы закон был познан, он должен проявить себя в полной мере тысячи, а может и миллионы раз. По выявлении этого закона еще проходит некоторое время на его осмысление и возможность использования. И вот, разобравшись, как человек начинает использовать этот закон? Он внедряет технологические и организационные новшества, чтобы снизить затраты и получить конкурентные преимущества. Результатом этой деятельности становятся банкротства одних и концентрация богатства у других. Далее создаются институты по навязыванию и удержанию цены, необходимой производителю, как правило, монополисту. Затем формируются институты по выкачиванию денег за то, что вообще не должно иметь стоимость – биржевые пузыри, интеллектуальная стоимость, лицензии, процентные ставки. Меняется система и закон ограничивается в своем действии, или вообще перестает действовать. Вступает в силу закон искусственного навязывания спроса и прямых рентных поборов с населения и производителей с помощью государства и финансовых национальных и транснациональных структур.
Итак, мы видим закон и механизм его действия. Мы можем понять сегодня, что его предназначением было, с одной стороны, стимулирование развития производства, а в конечном итоге – концентрация капиталов на одной стороне, а бедности – на другой. Человеческое вмешательство, которое так превозносится, не только этому не помешало, но всячески способствовало такой его реализации.
Возьмем обратный пример. Тот же закон, но действующий в условиях социалистической экономики. Полное желание его проигнорировать. И, что же мы видим? Диспропорции производства, игнорирование потребностей населения, снижение качества продукции. Но в условиях социалистической экономики роль этого закона совсем другая, подчиненная закону планового развития. Его роль – в обеспечении обратной связи производства с рынком. Соответственно, и предназначение у него совершенно иное: быть одним из измерителей эффективности планового развития. Он и выполнил свое предназначение. Пусть бросит в меня камень тот, кто с этим не согласен. А разве не предупреждали об этом ученые, которых тогда называли «товарниками»? Предупреждали! И суд истории свершился: развал Советского Союза, отказ от социалистического пути развития и возврат к оголтелому коррупционному капитализму.
То есть, объективные материалистические законы (объективная реальность) в своем развитии можно описать как функцию (некую функциональность), имеющую свою траекторию и конечный результат, который является началом новой функциональности (объективной реальности). Траектория развития и конечный результат также объективно реальны и независимы от человеческого сознания, и носят характер предназначения. Человек может ставить перед собой цели, которые соответствуют предназначению или противоречат ему. Но если в первом случае он достигает положительного результата, то во втором его ждет крах и разочарование. Но способы достижения предназначения могут быть весьма разнообразны. И в этом диапазоне только и существует свобода человеческого сознания. Траектория объективного развития может быть прервана только силами более значимой реальности (например, космический катаклизм, революция меняющая всю систему на новую).
Но если принять эту функцию, то следует признать, что мир устроен весьма целесообразно. Не есть ли это свидетельство (подчеркиваю – материалистическое свидетельство) наличия Высшего Разума? Согласитесь, целесообразность деятельности – это одна из основных характеристик сознания.
Такая постановка вопроса, на мой взгляд, вполне научна. Более того, это не идеализм, и не дуализм. Мы, может быть впервые, можем представить целостную картину мира.
Системную науку, которая приходит к такому пониманию, обвиняют, что она рисует мир в виде матрешки. И задают вопрос: какая же матрешка там в конце? Это совершенно неверное понимание системности. А происходит оно из-за непонимания, что такое целостность. Сегодня трудно найти ученого, который бы не клялся, что его исследование построено исключительно на целостном подходе к объекту исследования. Но когда пытаешься понять, что под этим методом понимает автор, то обнаруживаешь общие фразы и околонаучную чепуху.
Любой объект в природе – это открытая система. Закрытые системы либо не существуют, либо создаются искусственно. Сложность заключается в том, что у открытых систем не существует границ. Мы делим мир на системы искусственно, абстрактно. Границы системы определяет сам исследователь. Соответственно, он вводит определенные ограничения, при которых результаты его исследований являются достоверными. Ту систему, границы которой он очертил, он вправе называть целостной, но при этом никогда нельзя забывать, что эта целостность условна, приблизительна. Об этом должны помнить особенно экономисты. Экономика неотделима от социально-политических проблем. Нет никакого экономического базиса и надстройки. Эта модель человеческого общества ошибочна и во многом вредна. На смену ей должны прийти именно методы и модели системного анализа.
Проблема целостности, о которой так много пишут учёные, на самом деле сводится лишь к узости их профессионального мышления. К узости охвата рассматриваемых проблем. Какие цели привели к тому, что Москва постоянно страдает от пробок? Разве изготовители автомобилей об этом не думали? Нет, это не их проблема. Или о чём думали те, кто разрешал импорт зарубежных автомобилей? Они тоже думали о пошлинах, о конкуренции, может быть, о наполняемости государственного бюджета. А как допустили это градостроители? Да очень просто: они решали свои задачи в своих, ограниченных рамках целостности. И не нашлось такого политика, хозяйственника, который смог бы объединить все эти  задачи в одну общую систему.
Однако, попытки учёных поставить вопрос о целостности есть ни что иное как интуитивная потребность в системных исследованиях, к которым они порой относятся с высока. Первая характеристика системы говорит о том, что целое обладает свойствами, которые не присущи отдельным структурным элементам. Это сегодня уже понятно всем. Но самого этого признания недостаточно. Необходимо ещё признать инструментарий распознавания этого целого, пусть даже и условно-целого. А вот с этим, увы, пока у учёных не ладится.
      Об абсолютной целостности мы можем говорить лишь в отношении окружающего нас мира, мироздания. Эта целостность заключается в единстве материального и духовного. Мир – это не набор каких-то матрешек, называемых системами. Целостность заключается в том, что если есть Высший Разум, то он не где-то там, на небесах, неизвестно где. Он должен пронизывать и охватывать все мироздание. Еще Иисус Христос говорил: «… Не придет Царствие Божие приметным образом, и не скажут: вот, оно здесь, или: вот, там. Ибо вот, Царствие Божие внутрь вас есть» [Лк. 17, 20-21].
Я писал в начале, что  материал статьи – дискуссионен. Поэтому, я и хочу закончить его вопросом. Быть может, то что человечество не вольно выбирать свое будущее предназначение, но при этом мир, его развитие, устроены исключительно целесообразно - это и есть материалистическое проявление Высшего Разума? И если это так, то не стоит ли нам своевременно к нему прислушиваться?
Говоря о целостности Мироздания, я не имею в виду каких-то географических или космических границ. Я понимаю под этим то, что когда мы говорим о движении как о неотъемлемом свойстве материи, то мы должны признать, что движение – не космический хаос, не игра бездумных природных сил. Оно несет на себе отпечаток Высшего Разума. Эйнштейн, изучая физические явления, любил повторять: «Бог не играет с нами в кости!» И с этим нельзя не согласиться.
Таким образом, задавая основной философский вопрос, мы должны сначала выяснить не только то, что мы понимаем под первичностью, но и о каком сознании мы говорим. Если о человеческом, то его первичность, как фактор созидательной деятельности, существует в весьма ограниченном узком диапазоне. Но, если мы говорим о Высшем Разуме, то изначально мы должны принять возможность его существования. Только при этом условии нам может стать понятной целесообразность развития мира и его целостность. Но это и будет признанием его первичности по отношению к материальному миру. Однако здесь мы имеем ввиду только целесообразность движения материи. Большего утверждать мы не можем.
Конечно, вы можете меня спросить: какое же предназначение ожидает человечество в будущем?  Точный ответ на это может дать только само будущее, но приблизительное его описание вовсе не является секретом. При этом необходимо учесть, что одной из важнейших характеристик предназначения является такое качественное состояние системы, которое свидетельствует либо о необходимости скачкообразного изменения системы, либо уже о достижении этого изменения. Исходя из этого, я и хочу высказать свои предположения. В этом году исполнится 500 лет со дня издания книги Томаса Мора «Утопия». Почти сто лет спустя Томмазо Кампанелла издал «Город солнца». В этих книгах впервые говорится о свободном обществе без эксплуатации. За все эти годы данные идеи, так или иначе, развивались, а общественная наука не смогла предложить никакой более привлекательной иной альтернативы. Как будет называться это общество – социализм, коммунизм, или будет придумано другое название, совершенно не важно. Рано или поздно к этому придет весь мир. Но каждая страна придет к такому общественному строю своим путем. Такие страны, как Швеция, Швейцария, Норвегия, Финляндия, скорее всего, достигнут этого эволюционным путем. Китай и Вьетнам, не отказавшиеся от этой цели и сейчас, могут достичь такого результата другими средствами. Но будут страны, в которых сопротивление империалистической (в современной интерпретации - глобалистической) верхушки приобретает характер тоталитарного сопротивления. Этот тоталитаризм, возможно, будет страшнее и кровавее тоталитаризма Гитлера и Сталина, так как последние не обладали теми техническими средствами слежения и контроля, которые появились в XXI веке. У них не было тех политических технологий, вплоть до террористических актов, организованных спецслужбами, и направленных против собственного народа, которые освоили современные политические лидеры. Однако, любое зло рано или поздно достигает этапа самоуничтожения.
Но общественный строй – это лишь одна сторона вопроса. Вторая сторона вопроса изложена индийским философом Шри Ауробиндо, жившим в 1872 – 1950 гг, в работе «Человеческий цикл»7. По его мнению, человека рационального сменит человек духовный. Человек, который не делит мир на плохих людей и хороших. В каждом человеке, в окружающей среде он видит частицу Бога, а потому его мир и его поведение наполнены божественной любовью. Впрочем, для этого нет необходимости ждать далекого будущего. При желании каждый может начать путь к этому восхождению уже сегодня.

P.S. Я приношу извинения моим читателям за инцидент, произошедший с размещением предыдущих моих двух статей «Наконец-то ведомство Улюкаева  сказало нам правду, но… не всю!» (https://newsland.com/user/4295880651/content/nakonets-to-vedomstvo-uliukaeva-skazalo-nam-pravdu-no-ne-vsiu/5519302) и «История одного расследования» (https://newsland.com/user/4295880651/content/istoriia-odnogo-rassledovaniia/5544215) Совершенно по необъяснимым мне причинам Newsland держал их в Ленте достаточно продолжительное время. Более того, когда я попросил своих помощников связаться с администрацией и снять с Ленты первую статью, после этого зависла и вторая. Я не нуждаюсь в подобном дешёвом пиаре своего творчества и предполагаю, что такой подход может принести только вред. Надеюсь вместе с вами, что редакция учтёт наши пожелания, и впредь будет более корректна в распространении информации. 


Использованная литература:
1. Гельцер Ю.Г. Четвертый источник и четвертая составляющая часть марксизма, или почему мы должны решительно отказаться от этого учения. Периодическое издание «Обществознание большинства. Выпуск 17. – М.: Интернациональный университет трудящихся и эксплуатируемых (Рабочий университет). Апрель 2016 г. с. 13-27 или блог в Интернете www.гельцер.рф
2. Турчин В.Ф. Феномен науки: Кибернетический подход к эволюции. Изд. 2-е. – М.: ЭТС, 2000
3. Гельцер Ю.Г. Основы предсказуемой экономики: Экономика в свете Общей теории систем. – М.: ЛЕНАНД, 2015
4. К. Маркс, Ф. Энгельс. Соч., т. 23, с. 189
5. Гельцер Ю.Г. Указ. соч., с. 209
6. Гайдес М.А. Общая теория систем (системы и системный анализ), изд. 2-е, исправленное. – М.: «Глобус-Пресс», 2005, с. 33
7. Ауробиндо Ш. Человеческий цикл. – http//naturalworld.ru/kniga_chelovechesky-cikl.htm (дата обращения – 28.07.2016)

Комментариев нет:

Отправить комментарий