ВНИМАНИЕ

Материалы публикуемые в блоге это интернет обзор местных и зарубежных средств массовой информации.
Все статьи и видео представлены для ознакомления, анализа и обсуждения.
Мнение администрации блога и Ваше мнение, могут частично или полностью не совпадать с мнениями авторов публикаций.

суббота, 25 марта 2017 г.

Задачник по этике

Две не тривиальные задачи. Из поставленных совсем недавно.

Задача первая – Савченко. Дорогие граждане Украины, это не о вас – вы со своими делами сами разберетесь, мы вам не советчики и, тем паче, не указчики. Но Савченко не только ваше, но и наше дело. Мы за нее как могли переживали и как могли – отвратительно мало могли, конечно – боролись. Так что нам тут не столько с ней, сколько с собой разобраться надо. Уж, извиняйте – поймите правильно.
Так вот – почему боролись? Да, понятно – почему. Жертва страшной, циничной несправедливости, произвола, спецоперации... Да, еще и образец такой стойкости. Героиня. В самом деле, украинская Жанна д'Арк. Оттого и восхищались-боролись.
А то, что у этого героизма могла быть нехорошая изнанка, как-то не думалось. Впрочем, я и сейчас не имею никаких данных, чтобы утверждать, что героиню в застенках завербовали. Несмотря на то, что ведет она себя именно так. Может, это просто дурь. Или другие качества натуры. Не знаю. В конце концов, там "в анамнезе" был Ирак. А это много, и об этом нельзя забывать. Но... не знаю...
Вопрос же в другом. После того, как мы ею так восторженно восхищались, возможно ли сегодня так же непримиримо атаковать ее позицию по легитимизации наших войск в Донбассе и особенно по национальному вопросу (здесь просто обыкновенный нацизм)? Ведь неловко получается: сначала одно говорили, теперь другое...
Эту задачку мы уже давно решаем. И помалкиваем себе в тряпочку. Потому что продолжать хвалить невозможно, а начать ругать неловко. Какой же ответ у задачи?
Только один. Говорить правду. Это легко и приятно.
А правда состоит в том, что хотя попадание Савченко в наши застенки было результатом гнусности, но всего, происходившего с ней в самих застенках, мы могли и не знать. И в этом смысле могли сами стать жертвами провокации-разводки.
Но главное в другом. Даже если ее поведение в застенках в самом деле было исключительно героическим, то поведение по выходу из застенков оказалось совсем другим. И восхищение вчерашним, неважно, застуженное или незаслуженное, не должно нам мешать называть сегодняшнее своими именами. Это, к слову, относится не только к Савченко, но и к нашим собственным героям и героиням: например, к акционистам. Старые ошибки не должны нас побуждать к новым. Иначе за коготком явязает вся птичка. Нам, сторонникам вестернизации с тридцатилетним (а у кого и с пятидесятилетним) стажем это важно понимать.
Задачка вторая. Реакция Людмилы Максаковой на убийство зятя. Мне эта реакция встречалась в двух редакциях, и я не знаю, какая из них подлинная. Обе редакции совпадают в отсутствии скорби, но различаются объяснением причины этого отсутствия. В первой редакции (Life) народная артистка объясняет свое удовлетворение тем, что убитый был подлецом. Во второй же (МК и Дни) к этому добаваляется что-то про измену Родине, в том смысле, что предателей расстреливают. Сомневаюсь, что это было, в самом деле, сказано всвязи с киевским терактом – иначе трудно объяснить, как такое СМИ, как Life, не принялось это смаковать. Но еще раз – не знаю. Но зато я знаю другое.
Сеть не замедлила отреагировать. В основном – в  том духе, как не повезло зятю с тещей. Забыв при этом биографию самого зятя и примеривая на него венец не то Бориса Немцова, не то Михаила Ходорковского, не то самого Николая Романова.
Нормальная ли такая реакция? Не очень. И в части прославления нового мученника, и в части анафемы его хулительнице.
Не вызывают особых сомнений два обстоятельства. Перед нами политическое убийство с очевидно просматривающимся месседжем "Не убежите, достанем". Возможно, были и иные причины, например, заставить молчать, но это как раз сомнительно: если убитый что-то собирался обнародовать, то удерживать его от этого должен был бы как раз страх смерти, а не сама смерть. Впрочем, и здесь не знаю – я далек от жизни спецслужб. Но месседж новым курбским послан однозначный. Это первое обстоятельство.
Второе – даже беглого знакомства с биографией покойного достаточно, чтобы видеть – печать ставить негде. Настоящий едросовец (раньше бы сказали "настоящий коммунист"). И с тёщиной оценкой морально-этических качеств зятя в данном случае не согласиться нельзя.
До... того момента, пока речь не заходит про измену. Измены-то как раз никакой не было. Политические эмигранты, работающие из-за границы против диктаторских режимов своих стран, не изменники родине. Ни Герцен, ни Плеханов, ни, скажем, Ильин, ни Солженицын, ни Зиновьев, ни сотни других родине не изменяли, прямо наоборот – они за нее боролись. Можно ли причислить убитого к этой плеяде? Никаких оснований так думать нет: мы не видели ни покаяния, ни духовного перерождения. Нимб лепится плохо. Но и при измену говорить нет никаких причин.
Вот и разбирайся. Что имела в виду Людмила Максакова? О какой подлости она говорила? Об участии в законодательном беспределе ПЖиВ? Или о самом жульничестве и воровстве? Или же она говорила об измене РФ в форме перехода в гражданство противника в ведомой РФ войне? О чем? В зависимости от этого и реакция наша должна быть разной. А пока мы не разобрались наверное, никакой реакции быть не должно вовсе.
К чему я завел этот разговор? А к тому, что ко многим естественным сложностям, которыми балует нас жизнь, сегодня добавляется и много сложностей искусственных, искуссно создаваемых для нас разного рода манипуляторами, одетых в самые разные одежды. И чтобы противостоять этим самым манипуляторам, нам необходимо очень дифференцированно (и, конечно, очень критически) подходить к подаваемой нам информации. Не пытаться объединить в одну оценку разные, с разными знаками поступки одного деятеля.      

Комментариев нет:

Отправить комментарий