ВНИМАНИЕ

Материалы публикуемые в блоге это интернет обзор местных и зарубежных средств массовой информации.
Все статьи и видео представлены для ознакомления, анализа и обсуждения.
Мнение администрации блога и Ваше мнение, могут частично или полностью не совпадать с мнениями авторов публикаций.

среда, 5 октября 2016 г.

Андрей Фурсов — История развала СССР

      Историк Андрей Фурсов о существующих мнениях на историю развала СССР. И самые главные из них две, это антисоветская и либеральная, где СССР являлся авторитарной и тоталитарной, а также не демократической системой. 
А в крайнем взгляде даже сравнивают сталинизм с гитлеризмом. Есть еще одна главенствующая точка зрения, и не смотря на то, что она ориентирована на защиту советской системы, где был социализм и жизнь представляют чуть ли не раем для простых людей Советского Союза. Хотя и эта точка зрения далека от истины!



А истина в том, что ничего подобного СССР в истории не было, поэтому изучение этой советской системы в истории развития социума крайне важно, что подчеркивает в этом видео историк Андрей Фурсов. Когда начинаешь разбираться в этом потоке сознания, довольно быстро вылезают очевидные «уши» совершенно определённого качества — групповые (классовые) мотивы, интересы и цели, и стремление устранить препятствия на пути их реализации с помощью жупела «сталинизм» и борьбы с теми, кто этой реализации мешает, как со сталинистами. Вот и займёмся этими «ушами». Прежде всего хочу обратить внимание на несколько вопиющих, доходящих до уровня когнитивного диссонанса, противоречий «неразумных хазар», собравшихся отмстить Сталину и заодно поучить народ уму-разуму. Затем посмотрим на реальные цифры политических репрессий с 1922 по 1953 г. и разберёмся, во-первых, сколько из них приходится на период, когда Сталин действительно реально руководил страной, во-вторых, на содержание, композицию, причинно-следственный механизм этих репрессий.
Сталин реально руководил страной
За последние десятилетия появилось немало серьёзных и не предвзятых, написанных вовсе не сталинистами исследований сталинского периода вообще и борьбы за власть и репрессий в частности. Они представляют совершенно иную картину, чем то, что изображали Хрущёв на ХХ и XXII съездах КПСС, Александр Солженицын в «Архипелаге ГУЛАГ», «профессиональные» советологи на Западе, советские шестидесятники и диссиденты, а также перестроечная и постперестроечная шпана от публицистики. Сегодняшние десталинизаторы либо не знают этой литературы, и тогда грош цена их профессионализму да и интеллекту тоже, либо знают, но тогда, получается, сознательно лгут, скрывая реальную историю, т.е. делают то, в чём они обвиняют неких «сталинистов» (кто это там громче всех кричит «держи вора!»?). Чтобы не быть голословным, коснусь вопроса о количественном и качественном аспектах репрессий — нельзя позволять безнаказанно лгать, независимо от того, имеем мы дело с незнанием или сознательным умыслом, ну а затем — к вопросу о реальной десталинизации, которая началась при Хрущёве и завершилась в первой половине 1970-х годов при Брежневе — для этого придётся сделать краткий экскурс в советскую историю, осветить логику развития номенклатуры — её превращение из слоя-в-себе в слой-для-себя. Условием завершения этого процесса был демонтаж советской системы и СССР, причём именно десталинизация стала направлением главного удара по советской системе, по СССР, в самом начале перестройки.
Александр Солженицын и Архипелаг ГУЛАГ
В связи с этим возникает следующий вопрос: если СССР разрушен, если уже двадцать лет у нас другой строй, то зачем же опять десталинизация? Что является её мишенью на этот раз? По всему выходит, что сегодня главная мишень десталинизаторов, выражающих интересы, мотивы и цели определённой части правящего слоя, а именно — ультралиберального, сама Россия: Россия и русские. При этом причины здесь не национального, а в большей степени классового и цивилизационного (психоисторического) порядка: реализации капитализма, тем более в его социал-дарвинистской, ультралиберальной версии, проталкиваемой определённым сегментом правящих слоёв РФ (в борьбе с другими слоями, не говоря уже о населении), препятствует уже не советский строй, не социализм, а сама русская цивилизация, русский психотип, плохо совместимые с торжеством капитала, не говоря уже о его беспределе. Здесь-то и возникла потребность в реанимации десталинизации, которая призвана выполнить и некоторые другие функции, которых я коснусь. И, наконец, последний по счёту, но не по значению вопрос, точнее, комплекс вопросов: а не является ли нынешний виток десталинизации контрпродуктивным по отношению к преследуемым целям? Насколько он адекватен ситуации в стране и, что не менее важно, в мире? Насколько адекватны этому миру и Хозяевам Мировой Игры не столько исполнители (с ними всё ясно), сколько заказчики антисталинских плясок — что день грядущий им готовит? Ананасы, рябчиков или нечто иное, например, «караул устал», а то и похуже. Но обо всём по порядку.
СССР разрушен
Для начала зафиксирую несколько противоречий, сразу же бросающихся в глаза. Значительную часть правды о том, что происходило в стране в 1930-1940-е годы, многие знали уже тогда. После 1956 и 1961 годов (ХХ и XXII съезды КПСС) узнали почти все. Ну, а в перестройку, не говоря о постсоветском периоде, информация о «страшном прошлом» и его извергах, преследовавших несчастных «детей Арбата», полилась как из рога изобилия. Вопрос: кто же это сегодня полу скрывает историю, кто же это «скрывает от себя страшный грех семидесяти лет коммунизма — сталинизма — тоталитаризма»? Граждане десталинизаторы, оглядитесь кругом: изо всех дыр уже четверть века льётся информация о страшном «коммунизме — сталинизме — тоталитаризме». Далее… Авторы проекта зовут к замирению. Но неужели им в голову не приходит, что планируемая ими кампания десталинизации не замеряет общество, а напротив, провоцирует в нём конфликт, резко обостряет его. Либо у десталинизаторов когнитивный диссонанс, либо они сознательно лгут и их цель — спровоцировать конфликт, и мы имеем дело с банальной провокацией. В пользу второго говорит ещё одно противоречие. Федотов, Караганов и Ко осуждают репрессии, призывают наставить памятников жертвам (многие из которых, сегодня мы это знаем, были палачами народа — прежде всего, русского) и в то же время сами по сути призывают к репрессиям. И дело здесь не только в предлагаемом ими запрете на профессию по идеологическим причинам для тех, кто не согласен с огульно-негативной оценкой Сталина, но в другом. Более половины(!) населения РФ, в том числе молодёжь, позитивно оценивает деятельность Сталина, его роль в русской истории — об этом свидетельствуют и опросы, и «Имя России», и многое другое. Предлагаемый проект кампании десталинизации — удар по этой части населения, подавление её. А что такое репрессии? Это подавление одной частью населения другой в своих интересах. Так что же, господа, выходит — по вашей же логике — вы не кто иные, как сталинисты? Каяться немедленно. И заодно — бегом к юрисконсульту — с правовой основой проекта явно не всё в порядке. Да и с моральной тоже.
Десталинизатор Чубайс
Кстати, о морали. Десталинизаторы любят поразглагольствовать о ней, пнув недостаточно моральный, по их мнению, народ. При этом они и заикнуться не смеют о моральном облике не народа, а верхушки — в своей массе насквозь коррумпированной, социал-дарвинистской в духе худших образцов британского капитализма диккенсовских времён, холуйствующей перед Западом и млеющей от всего западного (от быта до вышедших в тираж рок-групп и второразрядных актёров и актрис), признающей только силу и богатство и, конечно же, презирающей народ. Понятно, пёс не может оскалиться на хозяина, ну хоть хвостом не так сильно виляй.
Ещё одно противоречие, которое на наших глазах обретает не просто реальные, а вещественные очертания. Десталинизаторы полагают «модернизацию сознания» необходимым условием модернизации экономики. За модернизацией сознания на самом деле скрывается задача заставить население принять ценности и взгляды ограбивших их новых хозяев жизни, отождествить себя с ними (социальная версия «шведского синдрома»), признать грабёж 1990-х законным. Модернизация экономики, как известно, требует средств — и немалых. Штука, однако, в том, что «десталинизация» объективно ведёт к приравниванию сталинского и гитлеровского режимов, к признанию их обоих равно агрессивными и одинаково ответственными за развязывание Второй мировой войны, а, следовательно, к пересмотру её итогов с последующими исками в адрес России о материальной компенсации (по сути речь пойдёт о репарациях, которые обычно победители взимают с побеждённых) со стороны тех стран, на землю которых ступала нога советского солдата-освободителя, только теперь он будет «тоталитарным оккупантом», а освободителями останутся лишь англо-американцы. Десталинизация стимулирует также исковые заявления в адрес России со стороны бывших республик СССР. Первые ласточки (а точнее, вороньё) уже появились. Выплата репараций уведёт из страны огромное количество средств, столь необходимых для модернизации экономики. Неувязочка, господа десталинизаторы.
Или — неувязочка? Или — так и задумано? Теперь вот какой вопрос нашим страдальцам, зовущим народ к покаянию за участие в семидесятилетнем геноциде. Если авторы проекта заговорили о национальном примирении, это значит, что они исходят из факта наличия национального, а точнее — социального конфликта в стране. Именно социального, а не национального; национального — в лучшем случае по форме, с учётом числа нерусских среди «новых русских» («элиты») (см. восторги Л. Радзиховского по этому поводу). В РФ действительно налицо противостояние между богатыми и бедными, растущий разрыв, поляризация между ними — дебильный коэффициент и индекс Джини зашкаливают. Ситуация весьма похожа на накал классового антагонизма в Великобритании 1830-1840-х годов, который Дизраэли, тогда ещё не премьер-министр, а романист, охарактеризовал как наличие «двух наций». То есть социальный разрыв был таков, что верхи и низы оказались чуждыми друг другу как две различные нации (то же было в пореформенной России). Какой же выход видел Дизраэли? Простой: сокращение опасного разрыва социальными и экономическими мерами. Какие меры предлагают Федотов, Караганов и Ко? Экономические реформы? Нет. Социальное законодательство? Нет. У них вообще ни слова о социальных проблемах. Всё сведено к сфере сознания. Рецепт прост: каяться в соучастии в само геноциде, то есть в (со)участии в системе и на такой основе антагонистическим классам за мириться.
Когда-то Оруэлл заметил, что если для интеллектуала социализм — это вопрос теории, то для работяги — это лишняя бутылка молока для его ребёнка. Предложение десталинизаторов — это, помимо прочего, предложение сытых. Более того, это подлое предложение, ибо если учесть степень преемственности советской и постсоветской верхушек (в 90-е годы 70%, в провинции — 80%), то каяться должна именно верхушка, разворовавшая страну и ограбившая народ — перед народом. Призывая к со покаянию, десталинизаторы уравнивают вора и ограбленного. Если сегодня кто и должен каяться, то это постсоветская верхушка перед народом, который она ограбила. И, естественно, её холуи из «интеллектуал», которые подводят под это научное и даже моральное обоснование («свободу дали» — свободу вымирать ежегодно сотнями тысяч). И здесь возникает ещё один вопрос, так сказать, ad hominem. Если на мгновение принять точку зрения авторов программы на всю советскую историю — с 1917 по 1991 г. — как на само геноцид, рассматривать её как войну тоталитарного государства с народом обществом, то спрашивается: вы, болезные, воевали в этой войне на стороне народа? Гремели кандалами? Выходили на Красную площадь, протестуя против «тоталитарного государства»? Нет, насколько известно, и Федотов, и Караганов делали неплохую советскую карьеру, были встроены в систему — тоталитарную! И, выходит, были её солдатами, воевали на её стороне. Так что же вы других призываете каяться, начинайте с себя — рвите рубаху, на колени и кайтесь, кайтесь, кайтесь. Нет, к другим обращаетесь. Грош цена таким призывам. С себя начинать надо, «правдолюбцы» вы наши. Но, разумеется, элементарные здравый смысл и честность не позволят нам согласиться с тезисом (в статье С. Караганова) о том, что «народу и элите после последних ста лет себя почти что не за что уважать. Единственное, чем можно по-настоящему гордиться, — Великая Отечественная война. Но её объединительный потенциал со временем истощается» (в значительной степени благодаря усилиям пропагандистских шавок Горбачёва и Ельцина, добавлю я).
Горбачев и Ельцин развалили СССР
Разберём этот пассаж. Прежде всего обратим внимание на ещё одно проявление когнитивного диссонанса. Великая Отечественная война, победа в ней — это одно из высших, квинтэссенциальных достижений того, что десталинизаторы именуют «коммунизмом—сталинизмом—тоталитаризмом». Только народ, организованный в такую систему (вне системы народ — толпа), мог сокрушить Третий рейх. Великая Отечественная война — триумф системы, которую обвиняют в само геноциде и других страшных преступлениях тот же Караганов и им подобные. Но тогда либо гордиться победой и системой, либо ненавидеть и отказывать Великой Отечественной в статусе объекта гордости, поскольку победа в войне была одержана советским народом, организованным в советскую (тогда — сталинскую) систему, по её логике, на основе её потенциала. Попытки доказать факт победы вопреки системе — удел умственно отсталых и убогих. По логике его статьи, Караганов должен больше всего ненавидеть именно победу в Великой Отечественной. Иначе все разглагольствования его и ему подобных о семидесяти годах само геноцида бессмысленны. Развести Великую Отечественную и сталинскую систему невозможно, как ни пытайся. Вот, например, Сванидзе и другие пытались — бились-бились, да только сами разбились.
Победа в войне — далеко не единственное достижение СССР, есть и другие, и немало. Это и превращение страны к концу 1930-х годов в военно-промышленного гиганта, которого не раздавить — отсюда Победа, наша Победа; это и послевоенное восстановление — за 10 лет вместо прогнозируемых на Западе 20-ти; это и освоение космоса, это смертность 6-7 промилле (т.е. 6-7 человек на 1000), достигнутая в 1960-е и не превзойдённая никем в мире до сих пор, и многое другое. Обычно антисоветчики и русофобы в таких случаях, злорадно полагая, что уели, задают вопрос: а какой ценой? А какова цена, спрошу я в ответ, возникновения всех новых социальных систем, например, капитализма — достаточно взглянуть на Англию времён Генриха VIII или Елизаветы I. Процент англичан, уничтоженных молодым капиталистическим обществом, будет существенно выше, чем людские потери эпохи становления молодого советского социализма. А какова цена «золотого века» Екатерины II, в основе которого — рабство 30 миллионов из 35 миллионов населения? Какой ценой куплено благосостояние русской буржуазии начала ХХ века?
Россия и идея глобализма
А какой ценой создавалась Британская империя? США? А ведь США в XIX в. никто не угрожал, но сколько индейцев и негров уничтожено, тогда как СССР в 1930-е годы должен был форсировать коллективизацию и индустриализацию, иначе в начале 1940-х раздавили бы, и это стало бы окончательным решением русского вопроса, физическим стиранием русских из истории. По сравнению с «подвигами» англосаксов — всё познаётся в сравнении — численность жертв так называемых «сталинских репрессий» (о том, почему «так называемые» — ниже) смотрится как статистически средний масштаб репрессий любого молодого крупного общества, тем более такого, которое пережило мировую войну, революцию и гражданскую войну, и для которого насилие имманентно. В обществе, прошедшем войну, революцию, анархию и гражданскую войну, живущем во враждебном окружении, жизнь вообще ценится весьма мало — и народом, и его властью. В СССР ситуация в этом плане изменилась только в конце 1930-х годов, с окончанием холодной гражданской войны, а точнее — национальной фазы (1927-1939 гг.) революции. Суть этой фазы состояла главным образом в подавлении «героев» интернационал-социалистической фазы революции (1917-1927 гг.), в защите России от левых приверженцев идеи глобализма и их союзников на мировой арене и в выяснении отношений между различными кланами во власти — в партии, НКВД. Всё это — не говоря о том, что все молодые общества агрессивны, ранняя стадия развития любого общества, будь то рабовладельческого, феодального или капиталистического — это холодная гражданская война, тем более масштабная, чем многочисленное и современнее («массовые») общество, в эпоху масс все системообразующие долгосрочные процессы носят массовый характер. А, следовательно, пришло время поговорить о количественном аспекте.
Источник

Комментариев нет:

Отправить комментарий