ВНИМАНИЕ

Материалы публикуемые в блоге это интернет обзор местных и зарубежных средств массовой информации.
Все статьи и видео представлены для ознакомления, анализа и обсуждения.
Мнение администрации блога и Ваше мнение, могут частично или полностью не совпадать с мнениями авторов публикаций.

пятница, 8 июля 2016 г.

Вариант спасения от банковского рабства

, 08 июля 2016
Просмотров: 884
 Вариант спасения от банковского рабства


Банковское рабство навязано нам социальными паразитами

Финансовая система, существующая сегодня в мире, придумана паразитами специально для того чтобы обманывать массы людей и наживаться на этом. Пока мы не отбросим эту гнилую систему, мы не сможем освободиться от банковского ига...
Как дети финансовую систему по полочкам разложили. Вариант спасения от банковского рабства
Автор – Андрей Соколов

Задала училка по обществознанию детишкам бизнес-планы подготовить. Ну, а чо – тема предпринимательство, пусть покреативят на тему внутришкольного бизнеса. Школа-то ‒ модель государства. И пятиклассники взялись за домашку как никогда ретиво. И вот ‒ урок,презентации.
Не по возрасту громоздкая отличница подробнейше разложила, как она комбинат питания устроит. Юркий рыжий мальчишка обрисовал фантастические перспективы преображения школьной транспортной системы: тут и лифты, и эскалаторы, и рикши. Смурной опрятный паренёк, вовсе не похожий на шального айтишника, сделал классный доклад о системе автоматизации, контроля доступа, учёта и контроля на базе школьной компьютерной сети. Бойкая веселушка рассказала о производстве обуви для всех учителей, школьников и даже для продажи на экспорт.
Банковское рабство навязано нам социальными паразитами
И вот, выходит к доске худенькая скромная девочка с открытым лицом и добрыми глазами.
‒ Все вы, ‒ говорит она одноклассникам, ‒ начинали свои бизнес-планы со слов «возьму кредит в банке». Так вот, я открываю банк.
По рядам прокатился сдержанный гул восхищения и зависти: и как сами не дотумкали?
‒ Условия у меня такие, ‒ продолжает девочка, ‒ каждый может взять любую сумму под 20% годовых.
‒ Как любую? И миллион можно, ‒ вскинул голову дремавший на задней парте до анекдотичности типичный Вовочка, хулиган и второгодник.
‒ Хоть миллиард. Хоть сто миллиардов. Но учтите – в конце года эти деньги нужно будет отдать с процентами. Кто не отдаст ‒ забираю имуществом.
‒ Чо, весь бизнес отберёшь? ‒ возмутилась, алея щеками, толстая отличница.
‒ Нет, конечно! Только недостающую часть заберу, не более.
‒ Нормальные условия. Даже отличные, ‒ взвешенно отчеканил айтишник, подняв глаза от калькулятора, ‒ я согласен.
За ним все закивали голосами ‒ такой добрый и щедрый банк всем понравился
‒ Ну вот, ‒ продолжила тихая «банкирша», ‒ в начале года я выдам гору денег. Но, сколько бы я ни выдала, 100% денег покрывают 100% школьного бизнеса. А в конце года я потребую вернуть 120% выданных денег. Гору и плюс ещё пятую часть горы. А у вас на руках ‒ только гора, 20%, которые я потребую сверху, не существует в природе. Значит, по результатам года я заберу 20% школы.
За год кто-то сумеет собрать 120% денег, а кто-то и 400%. Но это значит, что у другого не будет и половины необходимого для возврата долга. Но это неважно. Важно, что в любом случае, как только вы согласились взять кредит, вы отдали мне 20% школы.
Следующий год ‒ ещё 20%. И так далее. Ну, а к десятому классу я буду единственной владелицей школы. Сегодня вы мечтаете о благополучии, бизнесе, успехе, развитии. А к десятому классу вы станете моими рабами, и я буду решать, кому жить, а кому умереть с голоду.
Класс затих. Учительница растерянно хлопала кривовато подведёнными глазками. У кого-то в сумке невероятно громко вибрировал мобильник.
‒ Нафиг такой банк, ‒ первым ожил второгодник Вовочка, ‒ без банка обойдёмся.
‒ Точно! ‒ зажглась надеждой веселушка от обувного бизнеса, ‒ без банков и денег обойдёмся, бартером будем наши товары и услуги менять друг на друга.
‒ И как ты расплатишься за мороженое, ‒ искренне удивилась «банкирша», ‒ каблук от сапога отломишь и отдашь? А с работниками чем расплачиваться будешь? Кедами? Так им некогда работать станет – будут днями искать того пекаря, которому кеды нужны, чтоб булочку с повидлом купить. Вон, спроси у Дашки, ‒ «банкирша» кивнула на отличницу общественного питания, ‒ согласна она кедами оплату принимать.
‒ А мы будем друг другу расписки писать! ‒ нашёлся айтишник.
‒ Хорошая идея, ‒ согласно кивнула «банкирша», ‒ и через три дня у каждого будет вот-такенная стопа записочек: «Я отдал Коле стул», «Вася меня на эскалаторе прокатил», «Взял у Ани кроссовки»… И что? Как потом со всем этим разобраться?
Класс снова затих. Бледная учительница нервно крутила браслетку на запястье, с рассеянно поглядывая то на понурый класс, то на спокойную и милую докладчицу с добрыми глазами.
‒ Это, ‒ вдруг поднялся Вовочка, грохнув стулом, ‒ Иванова, а точно школа тебе будет принадлежать?
‒ Конечно, ‒ пожала плечами девочка. Это же элементарно.
‒ Тогда это… ‒ Вовочка сопел, теребил ногтем характерные мозоли на костяшках кулачищи и пытался подобрать слова, ‒ Иванова, возьми меня на работу. Если кто своё отдавать за долги не будет – я помогу. Ага? А мне много не надо. Ты мне компьютерный класс отдай (айтишник дёрнулся, но промолчал), я там игровую зону сделаю.
‒ Хорошо, ‒ тут же согласилась «банкирша», ‒ будешь силовым ведомством.
‒ Не, ‒ промычал Вовочка, ‒ давай переименуем… Пусть буду «Спецназ»!
«Банкирша» ещё раз кивнула и обратилась к совсем не весёлой веселушке:
‒ Анечка, ну зачем тебе заниматься обувным бизнесом, который ты всё равно потеряешь? Ты же хочешь получить, а не потерять, правильно? Так вот, я отдам тебе 10% школы.
‒ А мне что делать? ‒ осторожно спросила Аня, чувствуя очередной подвох.
‒ Видишь ли, мне не очень хочется работать. Поэтому работать за меня будешь ты. Вся эта возня ‒ учитывать деньги, выдавать… Вдруг среди года кто-то захочет ещё кредит взять? Вот я тебе и отдам деньги под 20% годовых. А ты будешь их раздавать под 22%. Твоя доля – 10% от моей, всё честно.
‒ А можно я буду не под 22% выдавать, а под… Под сколько хочу? ‒ повеселела веселушка.
‒ Конечно. Но не думай, что школа твоей станет. Вот, будешь ты отдавать деньги под 33%, и через три года школа будет вроде бы твоей. Однако, ты-то взяла у меня деньги под 20%, которых, как ты помнишь, не существует в природе. И школа всё равно будет моей через пять лет. И я отдам тебе твои 10%, а не ты их получишь сама. Понимаешь? Я ‒ хозяйка.
‒ Нафиг такую хозяйку, ‒ булькнула сквозь полные щёчки отличница и тут же получила мощную затрещину от Вовочки.
‒ МарьПална, ‒ повернулась «банкирша» к мирно зеленеющей в полусознательном состоянии училке, ‒ и вы не расстраивайтесь. Я дам вам большую зарплату. Вы только учите всех, что так и должно быть, что по-другому не бывает. Рассказывайте детям, что, если много и хорошо работать, можно достичь успеха, стать богатым. Понимаете, чем больше они работают, тем быстрее буду богатеть я. И чем лучше вы будете пудрить мозги ученикам, тем больше я вам буду платить. Ясно?
В глазах учительницы блеснула искра сознания и надежды, она часто и мелко закивала, преданно глядя на пятиклассницу.
Грянул спасительный звонок.

Банковское рабство навязано нам социальными паразитами

Свободные деньги – вариант спасения от банковского рабства
Аннетте Рихтер
На самом деле, совсем несложно создать систему, при которой деньги станут средством обмена, а не товаром, как это принято в паразитической экономике. Другой вопрос, что любые успешные эксперименты в этой области на корню пресекались той же паразитической банковской глобальной системой...
Экономическое чудо города Вёргл
«Жил-да был ...», так начинаются многие сказки и история эта и впрямь звучит как сказка: жил-да был в маленьком австрийском городке Вёргль один железнодорожник, точнее – машинист паровоза, которого в 1931 году выбрали городским головой, бургомистром. Звали его Михель Унтергуггенбергер и родился он в семье малоземельного крестьянина в Тироле.
В 12 лет он был вынужден оставить школу и податься на заработки помощником на лесопилку, чтобы помогать семье. Но в помощниках он долго оставаться не захотел, и в 15 лет пошёл в ученики к механику в городе Имст. В то время ученик платил мастеру за обучение и Михелю приходилось экономить грош за грошем, часть суммы он выплатил позже, будучи уже подмастерьем.
Проработав несколько лет в подмастерьях, он отправился в странствования, чтобы расширить свои знания и увидеть новые страны. Его путь лежал через Боденское Озеро в Вену и дальше, вРумынию и Германию. Так, в странствиях, интересующийся всем ремесленник Михель познакомился с первыми формами рабочего сообщества: профсоюзом и потребительским товариществом.
В возрасте 21 год, Михель Унтергуггенбергер поступает на работу на железную дорогу и его посылают на узловую станцию Вёргль. Несмотря на хорошую работу и стремление как можно лучше выполнять порученное, он не продвигается по службе, поскольку он – социал-демократ и профсоюзный активист.
В 1912 году профсоюз посылает его представителем в кадровую комиссию Австрийских Государственных Железных Дорог, в группу «Локомотивные бригады участка Иннсбрук». По окончании Первой Мировой войны его избирают районным руководителем, затем – заместителем бургомистра и в 1931 году он становится бургомистром города Вёргль со всеми его 4216 жителями.
О всемирном экономическом кризисе двадцатых и тридцатых годов написаны десятки книг и проведены сотни исследований. Это было время тяжелейшей нужды безработных, что во многом помогло Гитлеру прийти к власти в Германии.
В 1930 году на узловой станции Вёргль работало 310 железнодорожников, в 1933 году их осталось всего 190! Безработные засыпали своего бывшего коллегу, которого они выбрали бургомистром, просьбами о помощи.
Но что он мог предпринять? Безработица росла не только среди железнодорожников. В городе не было крупных заводов, а мелкие фирмы города и округи разваливались на глазах; росло число получателей пособия по безработице. К тому же увеличивалось число людей, о которых заботилась кухня для неимущих; таковых «исключённых из налоговой ведомости» насчитывалось в 1932 году 200 человек.
Михель Унтергуггенбергер, хотя и не имел готовой идеи, но сложа руки не сидел. Он подумал: «Образованные люди, написавшие множество книг по экономике, уж они-то знают, что посоветовать!» Читая работы Карла Маркса, он натолкнулся на имя Йозефа Прудона, написавшего «Систему экономических противоречий» и залпом прочёл эту книгу. Но всё не то! Лишь прочитав работу Сильвио Гезелля «Естественное ведение экономики» ему в голову пришла спасительная идея. Он перечитывал избранные страницы раз за разом, пока не убедился, что нашёл ответ на свои вопросы. И поскольку Унтергуггенбергером владела идея помочь нуждающимся, он разработал программу помощи.
Прежде всего, он встретился отдельно с каждым членом из городского управления и из комиссии по благотворительной помощи и беседовал с ними, пока не убедился в их поддержке его идеи. Затем он созвал совещание, на котором сказал:
В нашем маленьком городе насчитывается 400 безработных, из которых 200 вычеркнуты по бедности из налоговой ведомости. В области же число безработных достигает 1500. Наша городская касса пуста. Наш единственный источник доходов, это долги по налогам в размере 118.000 шиллингов, но мы не можем получить по ним и гроша ломаного; у людей просто нет денег. Городской сберкассе Иннсбрука мы задолжали 1.300.000 шиллингов, и мы не в состоянии платить проценты по этому долгу. Кроме того, мы должны Земельному и Федеральному правительствам, и так как мы им не платим, мы не можем рассчитывать на выплату ими нашей части из бюджета. Наши местные налоги принесли нам за первое полугодие всего 3000 шиллингов. Финансовое положение нашего района всё ухудшается, поскольку никто не в состоянии платить налоги. Единственная цифра, которая всё растёт и растёт, это количество безработных.
И тут бургомистр изложил свой план «Исчезающих Денег».
Национальный Банк выпускает деньги в оборот, но этот оборот очень медленный, его надо ускорить. Денежные суммы должны быстро менять своих владельцев, то есть деньги должны вновь стать средством обмена. Конечно, мы сами не можем назвать наше средство обмена «деньгами» поскольку это запрещено. Но мы назовём его «Подтверждением о выполненной работе». Такие «Подтверждения» мы выпустим в размере 1, 5 и 10 шиллингов (по этим цифрам можно представить себе размеры зарплат того времени). Самый важный вопрос: примут ли торговцы эти «Подтверждения» к оплате?
Тут начинается важная глава нашей сказки: «Подтверждения» были приняты как средство оплаты. Квартиросдатчик получил ими причитающуюся квартплату, продавец в магазине засчитал их в оплату и проводил покупателя словами: «Благодарю Вас, приходите ещё!»
Прежде всего, в городе приступили к проведению самых необходимых работ. В качестве первых работ по благоустройству, 11-го июля 1932 года, была начата прокладка канализации в одном из районов, давно назревшие дорожные работы и асфальтирование главных улиц. Объём работ составил 43.386 шиллингов, из которых лишь часть была выплачена в качестве зарплаты. На строительство лыжного трамплина было затрачено 500 рабочих смен, на 4000 шиллингов была организована кухня помощи и так далее. Четвёртая часть всех зарегистрированных безработных смогла вновь получать хлеб и улучшилось положение в семьях безработных.
Выплата зарплаты осуществлялась всем без исключений только «Подтверждениями». Из городского управления они направлялись прорабу, он распределял их среди своих строителей, а они расплачивались ими с булочником, мясником, парикмахером и т.д. Выпуском «Подтверждений» ведало городское управление, но их можно было купить в Кредитно-ссудном Обществе города Вёргль и там же продать за настоящие деньги.
Почему однако этот план назывался «Исчезающие деньги»?
В нём было предусмотрено месячное обесценивание «Подтверждений» на 1%; в год выходило 12%. За этот процент владелец «Подтверждения» должен был покупать марку в 1, 5 или 10 грошей, которая в конце месяца наклеивалась на «Подтверждение». Если на «Подтверждении» отсутствовала марка, оно обесценивалось на указанный 1%.
Банковское рабство навязано нам социальными паразитами

Подтверждение о выполненной работе на 10 шиллингов
Следующая глава нашей сказки: банк не взимал никаких сборов за управление оборотом «Подтверждений», вся прибыль направлялась в городскую кассу. Кредитно-ссудное Общество выдавало из своих доходов ссуды лицам, чья кредитоспособность не вызывала сомнений, под (сказочные) 6%. Выплаты под эти проценты так же перечислялись в городскую кассу.
Известие об улучшении положения в городе Вёргль и округе обошло весь мир. Вёргль стал чем-то вроде места паломничества экономистов. Все они очень хорошо отзывались о преимуществах «Исчезающих денег», ведь их было бессмысленно запасать в доме, их владельцы клали их в сберкассу. И поскольку эти платёжные средства имели хождение лишь в Вёргле, то на них осуществлялись и крупные покупки и никому не нужно было ехать за покупками в Иннсбрук.
Швейцарский журналист Бурде писал: «Я посетил Вёргль в августе 1933 года, точно год спустя после начала эксперимента. Несмотря ни на что, надо признать, что успех его граничит с чудом. Улицы, пребывавшие ранее в ужасном состоянии, можно сравнить сейчас разве что с автобанами. Здание Городской управы капитально отремонтировано и являет собой красивый особняк с цветущими геранями. На новом бетонном мосту красуется памятная доска с гордым текстом: «Построено на свободные деньги в 1933 году». Все работающие жители – убеждённые сторонники свободных денег. Во всех магазинах свободные деньги принимаются наравне с настоящими».
Жители соседнего с Вёрглом Кицбюеля вначале смеялись над экспериментом, однако вскоре решили опробовать его у себя. Они выпустили «исчезающих денег» на 3000 шиллингов; по 1 шиллингу на жителя. Выпущенные в обоих городах средства платежа принимались к оплате как в одном, так и в другом городе без ограничений. Многочисленные области захотели следовать примеру Вёргля, но предпочли всё же подождать, чем закончатся действия, предпринятые правительством.
Фашистское правительство Дольфуса подало в суд. Надо же! Простой рабочий, ходивший в школу лишь до 12-ти лет, не изучавший ни национальной, ни международной экономики, не имеющий ни одного учёного титула, железнодорожник и социал-демократ осмеливается поправлять австрийскую денежную систему! Выпускать деньги любого рода позволено исключительно Национальному Банку. «Исчезающие деньги» были запрещены.
Бургомистр Унтергуггенбергер не смирился с запретом и подал протест в суд. Разбирательство прошло через все три возможные инстанции, но безуспешно. 18-го ноября 1933 года его протест был окончательно отклонён. Но, поскольку подача протеста в суд не могла отсрочить исполнение ранее принятых судебных решений, «Исчезающие деньги» были изъяты из оборота ещё 15-го сентября.
С того времени мы многое испытали и пережили: марионеточное государство Дольфуса, Третий Рейх Гитлера, нужду и лишения Второй Мировой войны и тяжёлую работу по восстановлению разрушенного. Сегодня мы являем собой государство, с которого остальной мир во многих аспектах может брать пример. Но пример Вёргля и его мудрого бургомистра мы не должны предать забвению истории.
Аннетте Рихтер, опубликовано в ежемесячном издании Объединения Австрийских Профсоюзов «Работа и Экономика» за март 1983 года.

Пример из России: Шаймуратики в Шаймуратово
Удивительная история о том, как в башкирской деревне придумали и ввели в оборот собственные «деньги».




Финансовое рабство – Как живёт Германия


Более подробную и разнообразную информацию о событиях, происходящих в России, на Украине и в других странах нашей прекрасной планеты, можно получить на Интернет-Конференциях, постоянно проводящихся на сайте «Ключи познания». Все Конференции – открытые и совершенно  безплатные. Приглашаем всех просыпающихся и интересующихся…

Комментариев нет:

Отправить комментарий