ВНИМАНИЕ

Материалы публикуемые в блоге это интернет обзор местных и зарубежных средств массовой информации.
Все статьи и видео представлены для ознакомления, анализа и обсуждения.
Мнение администрации блога и Ваше мнение, могут частично или полностью не совпадать с мнениями авторов публикаций.

понедельник, 25 июля 2016 г.

Куда ведут Украину такие «стратеги»?

ТРОХИ АНАЛІТИКИ ЧИ 

ЩО РОБИТИ ДАЛІ УКРАЇНІ?


     Продолжение на Востоке Украины войны, официально называемой «антитеррористической операцией», которая унесла жизни десятков тысяч людей – и военных, и мирных, нанесла и продолжает наносить огромный ущерб отечественной экономике, угрожает целостности страны, естественно, вызывает вопрос: а будет ли конец войне и когда?
Острота ситуации усиливается в связи с тем, что реализация Минских договорённостей, дававших какую-то надежду на её урегулирование, по существу зашла в тупик.
   Проблемам Минского переговорного процесса посвящена опубликованная недавно в одном из столичных  еженедельников («Зеркало недели») большая статья «ЕСТЬ ЛИ ЖИЗНЬ ПОСЛЕ МИНСКА? Размышления о неизбежности необходимых изменений». Должностное положение автора не указано. Тем, кто не знает, думаю, будет небезынтересным, что сегодня это директор Национального института стратегических исследований при президенте Украины, возглавлявший до этого более десяти лет (на общественных началах) созданный им же Институт проблем национальной безопасности и обороны Украины. В мае прошлого года президентским Указом делегирован представителем Украины в трёхсторонней контактной группе по урегулированию на Донбассе. В 2015 году избран первым вице-президентом Национальной Академии наук Украины.  
   Прежде автор трудился ПРИ РАЗНЫХ РЕЖИМАХ, занимая высокие должности ПРИ ВСЕХ ПРЕЗИДЕНТАХ И ПРЕМЬЕРАХ УКРАИНЫ – секретарь Совета национальной безопасности и обороны, советник или помощник президентов, руководитель Национального космического агентства, заместитель председателя правительственного Комитета по вопросам обороны, оборонно-промышленного комплекса и правоохранительной деятельности, возглавлял межведомственные комиссии по вопросам сотрудничества с НАТО и по вопросам евроатлантической интеграции Украины, секретариат Комиссии «Кучма – Гор», а также ряд других. Руководил подготовкой или участвовал в разработке практически всех важнейших государственных документов по вопросам национальной безопасности и обороны, стратегии национальной безопасности, военной доктрины Украины, развития Вооружённых сил, оборонно-промышленного комплекса, ракетно-технической, авиационной отраслей.
   В оппозиционной деятельности «замечен не был» – ВСЕГДА ПРЕДСТАВЛЯЛ ОФИЦИАЛЬНУЮ НА ТОТ ИЛИ ИНОЙ МОМЕНТ ПОЗИЦИЮ. Даже приведённые (неполные) сведения о служебной карьере автора и его месте в украинском политическом процессе дают основания полагать, что имеем дело если не с компетентным, то, во всяком случае, с весьма информированным чиновником довольно высокого уровня, чья позиция и в данном случае выражает, надо полагать, поскольку иное не оговаривается, официальную точку зрения. Это представляется уместным и необходимым отметить, поскольку речь идёт об очень серьёзных вещах, а ряд положений статьи вызывает, по меньшей мере, недоумение. Касается это прежде всего судьбы Минских договорённостей. Автор утверждает следующее:
минский переговорный процесс был чуть ли не НАВЯЗАН УКРАИНЕ ИЗВНЕ, осуществлялся («как и вся украинская дипломатическая активность последних двух лет») в шоковом (стрессовом) для неё состоянии, когда «слабое и деморализованное государство, прежде всего в условиях внутреннего кризиса и внешней агрессии, становится легким объектом манипуляций  КАК СО СТОРОНЫ СОЮЗНИКОВ (?), так и со стороны врага». (Здесь и далее выделено мною. – Г.К.);  решения, принимавшиеся до сегодняшнего дня в рамках этого процесса, «в значительной степени стали результатом давления критических обстоятельств и внешних факторов (военно-политического и дипломатического давления на Украину)»;
   ПРАВОВОЙ СТАТУС данных международных ДОГОВОРЕННОСТЕЙ «НЕДОСТАТОЧНО ВЫСОК, а политический вес их определяется исключительно отношением к ним (готовностью выполнять) участников переговорного процесса», «сила их обязательности держится ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО НА ДОБРОЙ ВОЛЕ УКРАИНСКОЙ СТОРОНЫ – она как ответственный и миролюбивый член мирового сообщества ПРЕВЫШЕ ВСЕГО ХОЧЕТ МИРА, ДАЖЕ ИНОГДА В УЩЕРБ (!?) СВОИМ НАЦИОНАЛЬНЫМ ИНТЕРЕСАМ».  
   Переговоры в Минске действительно проходили в ЭКСТРЕМАЛЬНОЙ ОБСТАНОВКЕ, когда всё более реальной становилась угроза перерастания так называемой «АТО» в военный конфликт, который мог перекинуться в Западную Европу. С инициативой мирных переговоров выступили лидеры крупнейших европейских держав – Федеративной Республики Германии и Франции. Площадку для их проведения предоставила Белоруссия, активное содействие оказывает ее президент А. Лукашенко. Инициаторами Минского процесса и авторами принятых его участниками соглашений представляли себя также руководители Украины и России. Чтобы убедиться в этом, достаточно перелистать прессу тех драматичных дней. 
   Достигнутые тогда договоренности, конечно же, являются РЕЗУЛЬТАТОМ КОМПРОМИССА. То обстоятельство, что в документах не упомянута проблема Крыма, которую сейчас украинская сторона безуспешно пытается включить в повестку дня Минского процесса, как и то, что «отдельные положения Минских договорённостей (подписанных, подчеркнём особо, и президентом Украины) содержат в себе, по словам автора существенный кризис-генерирующий потенциал, направленный вглубь украинского общества», является отражением уровня квалификации «очільників» внешнеполитического ведомства Украины, да и более высокого её руководства, их способности понимать и отстаивать интересы своего государства. Похоже, что ситуация с Будапештским меморандумом украинских лидеров ничему не научила. 
   Минские договорённости с полным основанием были восприняты в мире как ЕДИНСТВЕННАЯ АЛЬТЕРНАТИВА ВОЕННОЙ КАТАСТРОФЕ. Так их оценивают участники «Нормандской четвёрки» и сейчас. Договоренности были ОДОБРЕНЫ СПЕЦИАЛЬНОЙ РЕЗОЛЮЦИЕЙ СОВЕТА БЕЗОПАСНОСТИ ОРГАНИЗАЦИИ ОБЪЕДИНЁННЫХ НАЦИЙ. Можно ли представить более высокий международно-правовой статус документа? 
   Утверждая же, что выполнение подписанных главами четырёх европейских государств и одобренных мировым сообществом соглашений «держится ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО НА ДОБРОЙ ВОЛЕ УКРАИНСКОЙ СТОРОНЫ», автор дает понять, что УКРАИНСКАЯ СТОРОНА МОЖЕТ И ИЗМЕНИТЬ «СВОЮ ВОЛЮ», то есть отказаться от осуществления Минских договорённостей. Но КАК ЭТО БУДЕТ ВОСПРИНЯТО В МИРЕ, прежде всего другими участниками переговорного процесса, которые, особенно руководители ФРГ и Франции, с Минским миротворческим процессом в значительной мере связали свою политическую судьбу? 
   Между тем обоснованию и оправданию такой возможности фактически посвящена данная статья, начиная с заголовка («ЖИЗНЬ ПОСЛЕ МИНСКА»). Неслучайно западные партнёры, длительное время обвинявшие в невыполнении Минских соглашений только российскую сторону, все чаше заявляют такие же требования и в адрес Украины. Свежий пример тому – позиция, озвученная министрами иностранных дел ФРГ и Франции во время недавнего посещения ими Киева. 
   Нельзя не задуматься, скажем, над таким обстоятельством глава украинского государства П. Порошенко подписал документ, в котором черным по белому записано о предоставлении отдельным районам Донецкой и Луганской областей «ОСОБОГО СТАТУСА». А вскоре после этого стал громогласно заявлять, что «ни о каком "особом статусе" не может быть и речи». 
   К слову, вопрос об особом статусе части нашей единой страны не возникал бы, больше того – самого конфликта могло бы и не быть, если бы украинские власти прислушались к многочисленным предложениям осуществить реальную децентрализацию власти, перейти к такому устройству государства, в котором учитывались бы различные условия отдельных регионов – их исторические судьбы, национальные, экономические, культурные, языковые, конфессиональные и другие особенности. Термином «федерализация» власти предержащие напугали себя и продолжают пугать общество. Даже вице-президент США Дж. Байден во время недавнего визита чуть ли не в требовательной форме «рекомендовал» руководству Украины предоставить регионам Донбасса (и не только им) такие же полномочия, какими обладают американские штаты. 
   Сам конфликт в Донбассе принял кровавый характер не потому, что режим Януковича на время ОТЛОЖИЛ подписание Соглашения об интеграции Украины в Европейский союз (об этом «забыли» чуть ли не на второй день после первых многолюдных митингов и кровавых столкновений на киевском Майдане), а как реакция жителей Донбасса на агрессивные противозаконные действия последышей бандеровщины, фактически поддержанных правящим режимом, возникшим после февральского (2014 г.) переворота, направленные на то, чтобы силой, бесцеремонно нарушая декларированные украинской Конституцией права и свободы граждан, навязать своё понимание политики в области языка, отношение к событиям прошлого и историческим личностям, внешнеполитическую ориентацию, объявив тех, кто не приемлет их позицию (а это несколько миллионов человек), «сепаратистами» и «террористами». Говорить об этом в Украине не принято... 
   Рассматриваемая статья, как заявлено в ней, посвящена «поиску путей усовершенствования собственно переговорного процесса относительно Донбасса и Крыма». «Неизбежность необходимых изменений» в этот процесс обосновывается переменами в международной обстановке, или, как сказано в статье, новыми «особенностями среды (внешних условий) переговорного процесса». Изменения в мире, в нынешней системе международных отношений, в Украине и вокруг Украины довольно существенны. В статье правильно отмечается, в частности, что нынешняя УКРАИНА ПОЖИНАЕТ ГОРЬКИЕ ПЛОДЫ ПРЕДЫДУЩЕГО 25-ЛЕТНЕГО РАЗВИТИЯ, приведшего к сформированию олигархической общественной системы и, добавим, отбросившего Украину, входившую при советской власти в первую десятку передовых государств Европы и мира, на обочину континента – в число стран, находящихся под внешним управлением со стороны Соединённых Штатов Америки, Международного валютного фонда и других международных олигархий. Верно говорится о необходимости и важности для обеспечения прочных позиций страны на международной арене, в том числе в переговорных процессах, КОНСОЛИДАЦИИ ОБЩЕСТВА, консенсуса власти и граждан, доверия населения страны к власти. Положение с «доверием» наших соотечественников президенту, правительству, парламенту известно. 
   О каком авторитете нынешней украинской власти можно говорить, если сейчас больше половины населения страны, по официальным данным, отброшено за черту бедности, не может выжить без подачек со стороны государства («субсидий») и продолжает нищать, а важнейшим своим достижением нынешнее правительство считает, по словам министра социальной политики, то, что «избежали социальных бунтов». Западные СМИ заполнены материалами о глубоком внутриполитическом кризисе в Украине, непрекращающихся распрях во властных верхах, фактической утрате управляемости, всеобщем разочаровании населения страны деятельностью правительства, других властных структур, царящей в них «атмосфере блата, клановости и укоренившейся коррупции». 
   В такой обстановке «ИСЧЕРПЫВАЕТСЯ, отмечается в статье, ПОТЕНЦИАЛ ДИПЛОМАТИЧЕСКИХ СРЕДСТВ решения проблем донбасского конфликта и аннексированного Крыма». Автор даже подсчитал, что «этого потенциала осталось не более чем на два-три года». На чем основаны такие предположения, не раскрывается. Что, украинская внешнеполитическая служба деградирует окончательно? Подчеркивается, что «в скором времени ОСТРО ВСТАНЕТ ВОПРОС АКТИВНОГО И ЭФФЕКТИВНОГО ПРИВЛЕЧЕНИЯ ДРУГОГО ИНСТРУМЕНТА ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ – ВООРУЖЕННЫХ СИЛ»: «Нужны мощная армия и убедительная пропаганда». ЭТО СЕРДЦЕВИНА СТАТЬИ. С поразительной откровенностью в ней говорится о том, что СЕГОДНЯ «Украинское государство исповедует оборонительную стратегию..., что объясняется её ВРЕМЕННОЙ слабостью, НЕДОСТАТОЧНОЙ ПОДДЕРЖКОЙ И ПОНИМАНИЕМ СО СТОРОНЫ СОЮЗНИКОВ (!) и превосходящей (ПОКА) силой врага». Сформированный своеобразный дипломатический фронт, дипломатическое маневрирование, в том числе участие в минском дипломатическом многостороннем диалоге нужны, считает автор, лишь для того, чтобы «дополнить и КОМПЕНСИРОВАТЬ СЛАБОСТИ СУГУБО (!) ВООРУЖЕННОЙ ЛИНИИ СОПРОТИВЛЕНИЯ», «ВЫИГРАТЬ ВРЕМЯ». «Минская дуга» дипломатического фронта «коррелируется с дугой вооружённой обороны украинских войск». 
   ЭТА СТРАТЕГИЯ – ВЫНУЖДЕННАЯ И ВРЕМЕННАЯ. На смену ей должно прийти «ОТРЕЧЕНИЕ ОТ МИНСКОГО ФОРМАТА ИЛИ ЕГО РАДИКАЛЬНАЯ ТРАНСФОРМАЦИЯ». При этом расчеты украинских «стратегов» связываются с надеждами на серьёзное ослабление, «упадок, кризисное падение новоиспеченной империи, Колосса, пошатнувшегося раньше времени, – Российской Федерации» (полный её распад, по мнению автора, «вряд ли отвечает украинским национальным интересам»). 
   Невольно возникает вопрос: автор, что, сознательно «пугает» северного соседа, настраивает его на нанесение упреждающего удара по Украине, Вооруженные силы которой скоро будут в состоянии «проучить» его. Если перспектива действительно такова, то разве будет Россия спокойно наблюдать, как на её западных рубежах растёт грозный противник, намеревающийся нанести ей «сокрушительное поражение»? Похоже, что автор СОЗНАТЕЛЬНО ПРОВОЦИРУЕТ РОССИЮ на дальнейшее обострение отношений с Украиной и даже на серьезную войну с ней. Вот уж поистине «Мальбрук в поход собрался»... 
   Если это личная точка зрения автора, то это ещё куда ни шло. А если это официальная позиция и стратегия государства, официально объявившего в своей Военной доктрине Украину своим противником? Надо ли говорить, чем это может обернуться для нашей страны? Согласно ли большинство наших граждан на такую перспективу? 
   На серьёзные размышления наводит тот факт, что в стране с каждым днём все больше раздувается МИЛИТАРИСТСКИЙ УГАР, а патологическая русофобия возведена в ранг государственной политики. В СТАТЬЕ НЕТ НИ ОДНОГО ПОЛОЖЕНИЯ, НИ ОДНОГО СЛОВА, направленных на поиск путей действительно МИРНОГО урегулирования отношений между нашими странами и народами, которые обречены, как бы кто ни ненавидел Россию, россиян, все русское, быть соседями. 
   Что же предлагает автор ради сформулированной им цели – ОТРЕЧЬСЯ ОТ «МИНСКОГО ФОРМАТА» ИЛИ РАДИКАЛЬНО ТРАНСФОРМИРОВАТЬ ЕГО?
   Набор конкретных мер довольно широк – от сужения предмета переговоров, исключения из него «вопросов внутреннего устройства государства» (особый статус отдельных районов Донецкой и Луганской областей, конституционные изменения, проведение выборов на территории указанных районов) с одновременным внесением в повестку дня вопроса о Крыме, проблематики Ближнего Востока, Приднестровья, Абхазии, Южной Осетии, Нагорного Карабаха, до расширения круга участников переговорного процесса за счёт включения в него Соединённых Штатов Америки, Молдовы, Грузии, Польши, Румынии, Турции, Литвы – исключительно государств, настроенных враждебно в отношении России, и преобразования Минского переговорного формата в «МЕЖДУНАРОДНУЮ ОРГАНИЗАЦИЮ, функционирующую в форме МЕЖДУНАРОДНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ и преследующую цель поддержания мира и безопасности на территории бывшего Советского Союза». Делается намёк на возможность «изменения названия и территориальной локализации переговоров». Мол, термин «Минск» сегодня приобрёл негативные коннотации (смысловые оттенки значения), приближаясь по своей семантике к термину «Мюнхен», означающего «сдачу части территории Украины агрессору». 
   Сразу же возникает множество вопросов. Если минский формат с ограниченным количеством его субъектов и сравнительно узкой, хотя и чрезвычайно важной повесткой дня реализуется с таким трудом, то какие есть основания рассчитывать на то, что преобразование его в международную конференцию позволит добиться лучших результатов? Предусматривается ли участие России в такой «конференции», согласится ли она с таким предложением? Вряд ли. А без России это будет обычная говорильня или некое подобное «судилища без обвиняемого».
   О позиции европейских государств стоит сказать особо. Западу Украина с её постоянным клянченьем новых кредитов, военной помощи, требованиями усилить санкции в отношении России, которые оборачиваются немалыми потерями для западных стран, будем откровенны, надоела. ТЕМА УКРАИНЫ ПОСТЕПЕННО СХОДИТ НА ВТОРОЙ, А ТО ИНА ТРЕТИЙ ПЛАН. В некоторых украинских средствах массовой информации то и дело поднимается чуть ли не истерика по этому поводу. Европа с её внутренними заботами и возникающими новыми непростыми проблемами явно не настроена поддерживать планы украинских ястребов, ведущих дело к крупномасштабной войне, в которую могут быть вовлечены – помимо их воли – и европейские государства. Зачем? Во имя чего? Поэтому, выражая на словах поддержку Украине, европейские лидеры вряд ли станут соучастниками безответственных авантюр, на которые украинских «керманичів» толкают такие «стратеги». К тому же ЗАПАД РЕШИЛ ГЛАВНУЮ ЗАДАЧУ – ДОБИЛСЯ ОТРЫВА УКРАИНЫ ОТ РОССИИ, создания в образе России, русских врага Украины, приблизив на сотни километров к границам России сферу своего влияния. 
   Будучи не в состоянии эффективно управлять страной, обеспечить хотя бы сносную жизнь большинству народа, проводить через нынешний деградированный парламент решения, принятие которых предусматривается Минскими соглашениями, призывать к порядку многочисленные вооруженные формирования, гарантировать соблюдение и защиту провозглашённых в Конституции прав и свобод граждан, украинские лидеры не прочь ТОРПЕДИРОВАТЬ МИНСКИЙ ПРОЦЕСС, трансформировать его в бесконечную бесплодную говорильню. В этом смысл и назначение предложений, содержащихся в рассматриваемой статье. Обанкротившемуся режиму необходимо – для оправдания его несостоятельности – сохранение и обострение напряжённости на Востоке страны даже с возможностью возобновления серьёзных боевых действий. На судьбы миллионов ему наплевать, о чем говорится открыто. 
   Автор предлагает ТРИ ВОЗМОЖНЫХ СЦЕНАРИЯ трансформации переговорного процесса: 
   КОНСЕРВАТИВНЫЙ (компромиссный), при котором украинская сторона ФОРМАЛЬНО ОСТАЕТСЯ В РАМКАХ МИНСКОГО ПРОЦЕССА, используя его с целью «реализации главной и единственной на сегодня внешнеполитической стратогемы украинского государства: ВЫИГРЫВАТЬ ВРЕМЯ И НАКАПЛИВАТЬ СИЛЫ»;
   ИНТЕРНАЦИОНАЛИСТСКИЙ (многосторонний), предусматривающий ПОСТЕПЕННЫЙ ВЫХОД из Минского переговорного процесса, «расслоение переговоров на сугубо функциональный (вопросы обмена военнопленными и заложниками, предоставления гуманитарной и экономической помощи, поддержание режима прекращения огня и др.), и новые переговоры, которые должны проводиться в другом месте (желательно в одной из европейских столиц)». Многосторонний переговорный процесс должен привести, утверждает автор, к внедрению КОНЦЕПЦИИ «МЕЖДУНАРОДНОГО УПРАВЛЕНИЯ КОНФЛИКТНЫМИ ТЕРРИТОРИЯМ С НЕОПРЕДЕЛЕННЫМ ПОЛИТИЧЕСКИМ СТАТУСОМ».
   Касательно Украины это означает передачу районов Донецкой и Луганской областей, неподконтрольных сегодня киевской власти, под управление ВРЕМЕННЫМ МЕЖДУНАРОДНЫМ АДМИНИСТРАЦИЯМ.
   Это представляется реализацией НОВЕЙШЕЙ ИСТОРИЧЕСКОЙ ВЕРСИИ «КОНЦЕПЦИИ ПОДМАНДАТНЫХ ТЕРРИТОРИЙ».
   Что Украина за четверть века после провозглашения независимости, особенно за последние два года после государственного переворота, превратилась в страну, ФАКТИЧЕСКИ находящуюся под внешним управлением, что ее экономическую и социальную политику, содержание проводимых реформ до деталей определяет Международный валютный фонд, а важнейшие политические и кадровые решения (в том числе отправлять ли в отставку Генерального прокурора и обанкротившееся правительство, кто должен его возглавлять, и др.) принимаются в Вашингтоне и Брюсселе, что послы ведущих западных держав, прежде всего США, могут в любое время приходить к главе украинского государства и бесцеремонно диктовать, как он должен поступить в той или иной ситуации, известно всем. Но до такого, чтобы предлагать ЮРИДИЧЕСКИ объявлять части своей страны чьими-то подмандатными территориями, ревнители суверенности Украины ещё не отваживались.
   НАЦИОНАЛИСТИЧЕСКИЙ (односторонний), предполагающий РЕШИТЕЛЬНЫЙ ВЫХОД из переговорного процесса, прекращение работы во всех подгруппах и отзыв для консультаций делегации в полном составе. За этим должны последовать жесткое блокирование неподконтрольных территорий (что это означает, жители Донбасса и Крыма уже имели возможность не раз убедиться) и прекращение с ними любых отношений (их уже и сейчас практически нет), а затем «изгнание захватчиков и коллаборационистов» (которыми могут быть объявлены сотни тысяч и даже миллионы жителей Донбасса). Сторонников такого варианта не сдерживает даже неизбежное в таком разе осложнение отношений с большими западными странами, которые «поддерживают и продвигают минский процесс, в том числе, по словам автора, и за счёт национальных интересов украинской стороны». Их устраивает стратегическое партнёрство с Соединёнными Штатами Америки и «всем англосаксонским миром», а также «возможность привлечь и мобилизовать правые силы, переориентировав их с внутренней деструкции на борьбу с внешним врагом».
Автор не выражает своего отношения ни к одному из указанных сценариев. Думается, это неслучайно. Все три сценария объективно направлены на то, чтобы Минский переговорный процесс рано или поздно был похоронен, а судьба Донбасса решалась силовым путем. В стране есть сторонники любого из них, и в статье патентованного «стратега» все они найдут поддержку своей позиции. Но что это сулит Украине? 
   Реализация любого из предложенных сценариев чреват НОВЫМИ ИСПЫТАНИЯМИ для нашей страны и лишениями для многострадального народа Украины, особенно для жителей Донбасса. Этого они киевской власти никогда не простят. Покончить с войной, утвердить мир, открыть путь для возрождения разрушенного Донбасса, больше того – сохранить единство Украины можно только на честном завершении Минского процесса, при установлении деловых контактов с теми, кто сегодня представляет реальную власть в районе конфликта.
ДМГО  «ГРОМАДЯНСЬКА ДІЯ» http://grajdanskoedeistvie.blogspot.com/

САЙТ ТЕРИТОРІАЛЬНОЇ ГРОМАДИ ДНІПРА: СІЧЕСЛАВ ІНФО

ВСЯ ВЛАДА ГРОМАДАМ!
МЕТА – ЄДНАЄ! ЦІЛЬ, ДОДАЄ НАСНАГИ! НІЧОГО ЩЕ НЕ ВТРАЧЕНО!
Слава Україні! Слава Нації!

Комментариев нет:

Отправить комментарий