ВНИМАНИЕ

Материалы публикуемые в блоге это интернет обзор местных и зарубежных средств массовой информации.
Все статьи и видео представлены для ознакомления, анализа и обсуждения.
Мнение администрации блога и Ваше мнение, могут частично или полностью не совпадать с мнениями авторов публикаций.

четверг, 14 июля 2016 г.

Казачья школа мобилизации

Казачья школа мобилизации


В Русско-турецкой войне 1877-1878 годов была задействована большая часть формировавшихся тогда в Области Войска Донского казачьих полков. Всего Войско донское выставило для участия в боевых действиях на двух фронтах 53 полка и 24 батареи, система службы в которых к началу войны заметно изменилась. В результате проведения в России масштабной военной реформы под руководством военного министра Милютина после неудачной Крымской войны в русской армии произошли существенные изменения, которые затронули и казачьи части.

На вооружении казачьих полков стала поступать казачья винтовка системы Бердана №2 образца 1870 года (4,2-линейная, или калибра 10,67 мм), самая короткая по длине в этом виде вооружения. Она изготавливалась без штыка, по длине достигала 121,92 сантиметра и весила примерно 3,74 кг. Укорачивание и облегчение казачьей винтовки достигалось за счёт уменьшения длины ствола по сравнению с драгунским вариантом на полдюйма (1,27 см) и пехотным вариантом на пять дюймов (12,7 см), отсутствия спусковой скобы и замены части второстепенных металлических деталей на роговые элементы. По свидетельству Петра Краснова, появление у донцов специальной казачьей винтовки нашло отражение даже в фольклоре:

"Чтобы были у вас, ребята,
Ружья новые Бердана,
Шашки вострые в ножнах".

Казачья школа мобилизации


Военная реформа для казаков основывалась на утверждённом 31 октября 1874 года «Положении о военной службе казаков Войска Донского» и утверждённом 17 апреля 1875 года «Уставе о воинской повинности Донского войска». Указанные нормативно-правовые акты определяли отличие казачьей службы в условиях введения в российской империи с 1 января 1874 года всеобщей воинской повинности. Для казаков Области Войска Донского (а так она стала называться с 1870 года) устанавливалось обязательное формирование следующих частей: двух гвардейских казачьих полков, одной гвардейской батареи, 60 конных армейских полков, 15 конных батарей и 8 местных команд. 

Конные армейские полки в порядке несения воинской службы делились на три очереди. В полки 1-й очереди призывались казаки в возрасте 21-25 лет, уже прошедшие службу в приготовительном разряде в течение трёх лет. Эти полки отправлялись в мирное время для несения воинской службы на границы Российской империи. Первоочередные полки не расформировывались и несли службу постоянно, а личный состав и офицеры этих полков постепенно обновлялись. 

Казачья школа мобилизации


Часть офицеров первоочередных полков переходила в полки 2-й и 3-й очереди. Эти части находились в состоянии мобилизационной готовности и в мирное время состояли из штабов и офицерских кадров, распредёлённых по данным полкам 2-й и 3-й очередей. Штабы и офицерские кадры полков 2-й и 3-й очередей дислоцировались на территории Области Войска Донского. 

При объявлении мобилизации льготные полки 2-й и 3-й очередей пополнялись казаками в возрасте от 25 до 33 лет и выступали по предназначению на театр военных действий.

В целях обеспечения решения военно-организационных задач в Области Войска Донского сформировали пять военных округов. Казак выходил теперь на службу при одном строевом коне, с личной военной амуницией и со своим холодным оружием, а огнестрельное оружие он получал в полку за государственный счёт.

Казачья школа мобилизации


В Русско-турецкой войне 1877-1878 годов впервые русское правительство апробировало на практике механизмы мобилизации казаков, числившихся в полках 2-й и 3-й очереди. В ходе войны казачья кавалерия продемонстрировала лучшие боевые качества.

36-й Донской казачий полк (командир полка — подполковник Михаил Михайлович Калинин) относился к числу армейских полков 3-й очереди, и его отправили воевать на Балканский театр военных действий несколько позже, нежели остальные полки.

Налаживание механизма проведения мобилизации полков 2-й и 3-й очередей началось задолго до Русско-турецкой войны. В архивном деле «Бумаги, относящиеся до мобилизации Донского казачьего №12 полка и выступление оного в военный поход с 23-го августа по 15 декабря 1876 года» обнаружился приказ Войскового штаба Войска Донского №10534 от 15 августа 1876 года, где, в частности, говорится: «На основании статьи 165 Высочайше утверждённого положения о военной службе казаков Донского войска, для приведения строевых частей сего войска в походное положение, когда это потребуется, всё излишнее против штата военного времени штаб и обер-офицеры Донских армейских полков и батарей, находящихся на полевой службе, с состоящими при них казаками для прислуги, по воспоследовании распоряжения Военного министерства, должны быть отправлены по железным дорогам для зачисления их в льготные полки и батареи».

Этот приказ касался и других первоочередных донских полков, служивших базой для формирования офицерских кадров льготных полков 2-й и 3-й очередей.

Ожидание близкой мобилизации донских полков 2-й и 3-й очередей обнаруживается в предписании Войскового штаба № 11 611 от 6 сентября 1876 года, адресованном командиру 12-го полка. В нём подчеркивается: «Виде же того, что мобилизация сих полков может потребоваться как до отпуска на льготу сменных команд из первоочередных полков, так и по приведении их в уменьшенный состав, оказалось необходимым составить два различных списка офицеров, когда полки будут находиться в полном и в уменьшенном составе».

Казачья школа мобилизации


Ситуация на Балканах стала накаляться, особенно после жестокого подавления турецкими войсками Апрельского восстания в Болгарии, которое продолжалось с 18 апреля по 23 мая 1876 года. Император Александр II прибыв в Царское село 13 ноября, подписал в этот день приказ о мобилизации войск в Киевском, Харьковском, Одесском и частично в Московском военных округах. Началась мобилизация казачьих полков в Области Войска Донского.

Примечательно выглядит приказание командира 2-й Донской казачьей дивизии №425 от 16 сентября 1877 года о необходимости «представить начальнику 12-й пехотной дивизии генерал-лейтенанту барону фон Фирксу; командиру 1-й бригады 12-й кавалерийской дивизии генерал-майору Арнольди и начальнику Дамогильского отряда генерал-майору Феофанову», а также держать «связь ос сторожевыми постами и посылать донесения с передовых постов командиру этой бригады; прекратить доставку таковых в штаб 33 пехотной дивизии». И дальше подполковнику М.М. Калинину настойчиво предлагается применять техническое новшество: «Для донесения ж в штаб Рущукского отряда и в штаб 2-й Донской казачьей дивизии, можно с удобством и безвозмездно пользоваться военным телеграфом и в Трыстенике (близ Две-Могили)» (сегодня Русенская область Болгарии).

По архивным документам можно восстановить примерный путь передвижения полков. С 28 апреля по 2 мая 1877 года 36-й Донской казачий полк находился в слободе Михайловка Усть-Донецкого округа Области Войска Донского перед тем, как покинуть пределы казачьего региона. Как свидетельствует выданная командиру полка квитанция за подписью волостного старшины (скреплённой печатью), от казаков за время пребывания в слободе «обывателям никаких обид и притеснений не было».

Казачья школа мобилизации


На станции Себряково Грязево-Царицынской дороги в слободе Михайловке (экономическом центре Усть-Донецкого округа) 36-й Донской казачий полк как раз погрузился в воинский эшелон. В архивном деле сохранилась ведомость подлежащих отправлению со станции Себряково Грязе-Царицынской железной дороги за 1 мая 1877 года, подписанная командиром полка, подполковником М. Калининым. По этому документу можно судить о количественном составе мобилизованного льготного 36-о полка. В ведомости указывается: «Имеется офицеров, имеющих на проезд в вагонах первого класса — 1; обер-офицеров, имеющих право на проезд в вагонах второго класса — 17; нижних чинов, имеющих право на проезд в вагонах третьего класса — 826; лошадей — 865».

Со станции Себряково Грязе-Царицынской железной дороги по плану мобилизации казаки отбыли в Московский военный округ, в город Козлов Тамбовской губернии (сегодня — город Мичуринск Тамбовской области), где 4 мая 1877 года началось расквартирование подразделений полка в самом городе и его окрестностях, что подтверждают обнаруженные в числе архивных документов рапорты сотенных командиров.

Первая сотня (командир — сотник И.М. Зотов) разместилась в двух постоялых дворах на улице Шацкой непосредственно в самом городе Козлове. Однако обеспечить в городских условиях должного уровня комфорта для донских казаков, увы, не получилось, поскольку «в одном доме помещена первая полусотня нижних чинов — 65 человек, а в другом вторая полусотня нижних чинов — 64 человека, обе полусотни находятся в весьма стеснительном положении, кроме того, в первой полусотне находится обозная команда в числе 19 человек, а также и строевые их лошади расставлены в двух конюшнях в тесном виде».

В более благоприятных условиях оказалась третья сотня, которая расположилась по отдельным полусотням в пригородных деревнях Стрелецкой и Ямщики, территориально находившихся недалеко друг от друга. Нижние чины сотни расселились по отдельным подворьям по два-четыре человека вместе со своими строевыми лошадьми. Причём часть казаков квартировала в домах, а другая устроилась под навесами. Всех лошадей казакам удалось разместить в сараях. Сотенная квартира находилась в деревне Ямщики. В общем, можно сказать, третьей сотне повезло, и донские казаки расположились достаточно комфортно. К тому же на дворе стоял май и ночевать под навесами было гораздо лучше, чем в городском постоялом дворе в стеснённых условиях.

Пятая сотня с момента прибытия полка в Козлов, квартировала и на 19 мая располагалась в слободе Заворонской. По сведениям её командира, сотника А.А. Кузнецова, подразделение включало 131 человек нижних чинов и 130 строевых лошадей. При этом сотенный командир оговорился, что среди нижних чинов подчинённой ему сотни имеется два нестроевых казака, один из офицерской прислуги и один обозный казак, а в числе строевых лошадей сотник Кузнецов указал три нестроевые лошади, одну офицерскую лошадь и две подменных.

Едва казаки устроились на квартиры в районе города Козлов, как из штаба Московского военного округа Российской империи поступил приказ №5542, датированный 17 мая 1877 года о новом маршруте движения для казачьей части из города Козлов в город Киев. Командиру полка предписывалось выдвинуться на станцию Грязи в таким расчётом, чтобы полк «мог отправится, согласно плану перевозки по железным дорогам, 29 мая в 9 часов 15 минут утра, для сего полку следует выступить из города Козлова 27 мая в 8 часов 25 минут вечера с поездом».

Поскольку квартирование 36-го полка в районе города Козлов не отличалось удачными условиями местопребывания, подполковник Калинин решил отправить в Киев большую группу нижних чинов для заблаговременной подготовки нового места дислоцирования полка. Командир 36-го полка обратился 20 мая 1877 года к Козловскому воинскому начальнику с просьбой выдать бланки предписаний для отправки квартирьеров и хлебопёков «по следующему расчёту: для квартирьеров нижних чинов — 37 человек, для хлебопёков нижних чинов — 32 человека, обе команды пойдут под началом 1-го обер-офицера». 

Для эшелонной отправки 27 мая 1877 в Киев подразделений полка офицеры персонально закреплялись на каждой из шести сотен. С первой сотней к новому месту дислокации отправлялись её командир, сотник М.И. Упорников и хорунжий Д.К. Намикосов. Со второй сотней — командир, сотник И.М. Зотов, есаул (фамилия в архивном документе написана неразборчиво), а также сотник И.П. Крупницкий. С третьей сотней уезжали её командир, сотник Н.Т. Жоголев и хорунжий Н.И. Зазаров. С четвёртой сотней — сотник М.М. Греков (вероятно, на тот момент её командир), хорунжий П.С. Котов. С пятой сотней следовали её командир, сотник Кременской станицы А.А. Кузнецов и сотник К.Е. Мамихин. С шестой сотней сопровождающими офицерами выступали её командир, сотник Чернов, а также целая группа офицеров полка: сотник И.С. Чирков, сотник В.Е. Егоров, есаул Арчадинской станицы Захар Казимиров. Судя по всему, именно шестая сотня отправлялась в составе последнего эшелона.

Передислокация полка к новому месту назначения заняла не менее 10 дней, поскольку 6 июня 1877 года был подписан приказ №5601 командующего войсками Киевского военного округа, направленный командиру полка Калинину, с предписанием следовать их города Козлов 7 июня в город Киев «на квартиры, занимавшиеся до сего времени Донским казачьим №4 полком». О перемещении полка на эти квартиры уведомлялась также Киевская городская управа.

36-й Донской казачий полк около двух месяцев находился в Киеве. В начале июля командира полка почему-то взволновало состояние внутренней дислокации, и он 1 июля 1877 года (отношение №593) обратился в Киевскую городскую управу с просьбой в выделении помещений для «шести арестантских домов и одного полкового». К сожалению, конкретно детали этой ситуации прояснить не удалось. Но что точно известно из послужного списка сотника из дворян Акишевской станицы М.И. Упорникова, так это отправка полка в состав действующей армии на Балканы и пересечении им границы Российской империи 3 августа 1877 года.

Автор Полина Ефимова

Комментариев нет:

Отправить комментарий