ВНИМАНИЕ

Материалы публикуемые в блоге это интернет обзор местных и зарубежных средств массовой информации.
Все статьи и видео представлены для ознакомления, анализа и обсуждения.
Мнение администрации блога и Ваше мнение, могут частично или полностью не совпадать с мнениями авторов публикаций.

воскресенье, 12 июня 2016 г.

«Третий Майдан будет быстрым, кровавым и беспощадным. Он сметет эту власть, но с ней и государство»

На Банковой уверены, что общество им безгранично доверяет. При этом так называемые «новые» политики ведут себя в точности как их пресловутые предшественники. О том, что стало причиной очередного повышения тарифов, почему в стране опять созрел новый кланово-олигархический «договорняк», а также чего ожидать Украине в ближайшей перспективе, говорим с президентом Центра глобалистики «Стратегия ХХ» Михаилом Гончаром

– Повышение тарифов — оправданная рыночная необходимость или очередное «кидалово» украинцев?

– Это одно из условий рынка, которое может превратиться в «кидалово».
В первую очередь должен быть рынок. А у нас его нет. Поэтому и цена условно рыночная. Ее привязали к принципу паритета цены импортируемого газа. В целом такой шаг правильный. Но недостаточный. Ведь тогда надо параллельно вводить конкурентную модель рынка. С одним игроком вроде «Нафтогаза» далеко не заедешь. Должны появиться другие. Тогда они будут вынуждены конкурировать между собой.
Как только изменится внешняя ценовая конъюнктура, нужно будет повышать стоимость газа для украинцев. Когда правительство говорит, что вот, мол, мы подняли цену до определенного уровня и больше повышений не будет, то это в лучшем случае к концу года. А то и до четвертого квартала. В соответствии с динамикой цен на нефть газовые цены тоже поднимутся. В конце этого года – начале 2017 получим очередное повышение стоимости импортируемого газа.

– Выходит, повышение цен для населения не избежать.

– К сожалению, да. Но ведь средние доходы украинцев и европейцев несопоставимы. Так что ссылаться на европейские нормы нелогично.

– На Банковой не понимают такой простой логики?

– Понимают. И что с того? У них же одна задача – во что бы ни было получить очередной транш МВФ. Тот взамен говорит: поднимайте тарифы. Кабмин выполняет. Хотя МВФ не требовал такого резкого повышения цены (до уровня 100% вместо требуемых 75%). Это уже как в народной поговорке: заставь дурака молиться, он и лоб расшибет.
Пока последствия этого решения не ощутили, поскольку отопительный сезон закончился. Повышение цены на газ создает эффект домино. Сразу же растут коммунальные платежи на электроэнергию и тепло. Это особенно почувствуется в ноябре с первыми холодами.

– Но чиновники обещают всем нуждающимся помощь – субсидии. Это еще одна спекуляция?

– Чиновники хитрят. По закону две трети потребителей нуждаются в субсидиях. В конце бюджетного года, как всегда, выяснится, что мы имеем кучу дыр. Латать их  будут за счет обрезания обещанных субсидий. Правительство уже сейчас прорабатывает, как можно людей лишить компенсаций. Например, человек сделает какую-то дорогую покупку, и все. Получается, имеет лишние деньги. Зачем ему помощь от государства?

– Это логично?

– Это нонсенс. В мирных условиях такой механизм «шоковой терапии» был бы допустим. Но у нас война. Россия продолжает свою агрессию. Правительство, доверие у которого и так ниже плинтуса, своими действиями запускает механизм генерации огромной социальной напряженности. Это может смести нынешнюю власть.

– Часто от политиков слышим предложения передоговориться с МВФ. Насколько это реально?

– Такая возможность была раньше. Теперь уже ее нет. Власть решила действовать по принципу «делай, как хочет МВФ, и все будет хорошо». Для МВФ все действительно супер. Для Украины – нет. А что делать с возможным кризисом неплатежей? Люди и так проедают последние запасы. Рост заработной платы – символический. Повышение тарифов – кратное.
В Польше в начале 1990-х тарифы также поднимали кратно в течение нескольких лет, пока цены не стабилизировались. При этом параллельно внедряли механизмы, которые позволяли компенсировать тарифный шок. У нас только цены повышают.

– О каких механизмах компенсации идет речь?

– Нынешние субсидии никак не влияют на сбережение, эффективное использование энергоресурсов. Это субсидии, которые попадают в карман монополиста. Субсидии нужно монетизировать. Каждый потребитель должен иметь персональный счет. Средства, получаемые потребителем от государства на этот счет, могут использоваться только целевым образом. Он не может на эти деньги купить себе конфет или водки. Но в его силах поменять котел, сделать дополнительное утепление. Тогда появляется стимул к сбережению.

Мы нуждаемся в создании конкурентной модели.
Плюс – создание независимого регулятора. Пока у  нас существует только квазирегулятор — Независимая комиссия регулирования энергетики. Какая там независимость? Закон о новом регуляторе не принят. Власти нужны карманные структуры. Зайдя на страницу европейских регуляторов, вы найдете всю нужную информацию. Увидите, какая компания предоставляет услуги, кто выдал ей разрешение. Там все формулы, расчеты, подписи и решения регулятора. Люди видят, что с них не дерут лишние деньги.

– В случае с избранием генпрокурором Юрия Луценко страна увидела, как быстро принимаются при желании законы. Почему же правительство так оттягивает с реформированием энергетической сферы?

– Это значит, что придется показать, где делается бизнес основных финансово-промышленных групп. И что он делается паразитарным образом. По сути, все ведущие группы олигархов паразитируют. Никто ничего не показывает. Невыгодно.

– «Паразиты» имеют конкретные фамилии?

– Имеют, но они скрыты за офшорными структурами. Вся украинская олигархия — типично паразитарная система. Поэтому экономика страны практически не развивалась. Ее все время подпитывали. Не давали корове подохнуть, чтобы молоко давала.
Корова со временем отощала. Паразиты же как живут — никогда не останавливаются. Пока в организме есть питательная сила, до тех пор высасывают ее. Если организм погибает, то погибают вместе с ним или же перекочевывают в другие места.
Сегодня «украинская корова» чувствует себя плохо. Объемы экономики сократились на пятую часть. То есть территория паразитирования уменьшилась, а количество паразитов – нет. Поэтому наблюдаем такое явление, как передел собственности. Ринат Ахметов же никуда не делся. Его активы хоть и упали в цене, но он продолжает зарабатывать на оккупированных территориях. Дмитрий Фирташ остался в стороне. Но просочились другие.
Появились «новые голодные». Это те, кто пришел к власти после Революции достоинства. Никто ничего нового не создает. Поэтому идет такая ярая клановая борьба. Кому-то, чтобы выжить, надо у кого-то что-то отобрать. Иначе бизнес загнется.

– Можно считать, что повышение тарифов — это часть «договорняка» с олигархами?

— Конечно, повышение тарифов — своего рода откупные для украинских олигархов, которые шантажируют власть. Такая себе ролевая игра. Дескать, можешь сопротивляться, говорить о реформах. В конце концов, соглашайся, а я тебя на выборах поддержу, сделаю настоящим реформатором. А главное – на пенсии будешь доживать в теплых краях. Негласный новый договор между властью и олигархатом уже существует. Это видно из тех уродливых явлений, которые происходят в парламенте. Видим назначения по непонятной логике.
Структуры Ахметова сегодня добиваются очередного повышения тарифов на электроэнергию. И это повышение будет.

– Сейчас руководство страны осуществляется в ручном режиме. Почему Петр Порошенко пошел таким путем?

– Порошенко ведь такой же олигарх, как и другие. В нем олигархическое начало давно победило. И это видно по данным панамских документов. В то время, когда под Иловайском шли ожесточенные бои, президент занимался выводом своих денег в офшоры.

– Как этот круг связи олигархов и власти разорвать?

– Две революции, которые у нас состоялись, не смогли разорвать этот круг. Если Оранжевая была бунтом миллионеров против миллиардеров, то Майдан – бунтом среднего класса против клептократии. В результате сначала клептократия Януковича была сметена. Установился режим плутократии – режим богатых людей, который быстро трансформировался в клептоплутократию – когда богатые и хотят воровать.
Возникает проблема – нехватка денег внутри страны. А почему не хватает? Их вывели в офшоры. Тогда обращаемся к МВФ – дайте деньги. И просим сумму, которая примерно равна количеству денег, выведенных в офшоры.

– Неужели Европа не понимает, что в ее офшорах — ворованные украинские деньги? Почему такие лояльные?

– Для Европы выведенные украинскими олигархами деньги – это прямые инвестиции. Они никогда нам эти деньги не вернут. Европа умывает руки. Извечный вопрос: что доминирует в Европе – цены или ценности? Очевидно, цены.

– Украинцы готовы к еще одной революции?

– Каждая революция забирает энергию. Да и финансовые ресурсы у людей закончились. Власть потому и наглеет. Как правило, после революции в случае реставрации режима в обществе наступает социальная апатия. Не знаю, что будет пределом, той гранью, которую власть незаметно для себя переступит. Ситуация с тарифами, неконституционное назначение генпрокурора… У людей на руках несколько миллионов единиц оружия. С фронта возвращаются демобилизованные бойцы. Они верили, что пока воюют на востоке, здесь в Киеве ребята делают реформы. А реформ нет. Достаточно какой-то критической точки.
Третий Майдан будет быстрым, кровавым и беспощадным. Он сметет эту власть, но с ней и государство.

– Почему Украина так и не научилась жить в стратегических системах координат?

– Паразитарные системы не живут в стратегической системе. У них один принцип – все, сегодня и сразу.
Требуется перезагрузка государства. Все должно начинаться с создания новой Конституции. И не парламентом, а Конституционным собранием. Набрать 100 профессионалов, у которых одна задача – в течение года разработать и принять новую Конституцию. Эти профессионалы одноразового использования. После написания Конституции запретить им работать в исполнительной и законодательной власти. Без новых правил игры мы обречены на поражение.

– Что ждет Украину в ближайшей перспективе?

Первый сценарий – болото, где теплится жизнь. Хотя там ничего и не растет, но болото – это тоже естественное состояние. Оно может длиться десятилетия.
Второй вариант – власть под давлением внешних и внутренних обстоятельств начинает делать реформы. Для этого переходит в режим диктатуры. Сегодня наблюдаем концентрацию власти в одних руках. Получим очередной тупик.
Третий вариант – сомализация. На фоне того, что делает центральная власть, региональная верхушка решает все взять в свои руки. Мол, вы там ребята разберитесь между собой, а мы сами по себе.
Четвертый – общее понимание, что так дальше продолжаться не может. Переформатирование государства на основе нового общественного договора. Порошенко, получив огромный кредит доверия, должен был с первых дней своего президентства собрать олигархат и сказать: все, отныне правила игры другие. Никаких офшоров. Никакого уклонения от уплаты налогов. Возвращаем все деньги из-за рубежа. Запускаем их в свою экономику. При этом ему нужно было первым это сделать — и все остальные последовали бы его примеру. Этого не было сделано. Сейчас не сработает. Доверия уже нет.

Романия Горбач

Комментариев нет:

Отправить комментарий