Оригинал статьи опубликован в газете The Times 27 июня 1941 года

Главной отличительной особенностью прошлой войны стало то, что мощь артиллерийских орудий вынудила участников сражений рыть окопы, жить в них, порою, месяцы напролет, и в случае, когда им приходилось отступать, перебираться в другие окопы, сооруженные, как правило, недалеко от прежних рубежей. На русском фронте, как и на французском, противостояние тоже переросло в позиционную войну, но там она была далеко не столь сложной и «тупиковой». И той, и другой стороне неоднократно удавалось прорывать линию обороны противника, войска часто шли в наступление или отступали, а не делали лишь несколько шагов вперед или назад в ходе крупных сражений, как это было на Западном фронте в 1914 −1918 годах.

Армии были большими, но и территория, на которой велись военные действия, в пропорции к количеству живой силы, была огромной, поэтому плотность войск здесь никогда не была так высока как на Западном фронте. И, за исключением Карпат, на бескрайних просторах этой страны практически нет природных препятствий, на самом деле можно даже сказать, что, кроме нескольких широких рек и обширного района болот, серьезные препятствия полностью отсутствуют. Нынешняя же война до сих пор отличалась высокой маневренностью на всех театрах боевых действий. Поэтому представляется разумным предположить, что война, начавшаяся в это воскресенье на российско-германском фронте, будет протекать еще более стремительно на гораздо более обширной территории.

С точки зрения немцев в данном конкретном случае боевые действия необходимо вести только таким образом. Но удачный блицкриг невозможен без глубокого проникновения вглубь территории противника и последующего стремительного окружения русских войск. Сможет ли закованная в броню военная машина, которая до сих пор безотказно служила немцам, когда те наносили свои бесчестные удары, прорвать оборону русских? Это становится для Германии вопросом жизни и смерти. Промедление смерти подобно. Британские бомбардировщики атакуют с удвоенной силой, помощь Америки Великобритании и в районе Суэцкого канала растет, день летнего солнцестояния остался позади.

Нацистам в силу обстоятельств необходимо нанести противнику сокрушающий удар, причем не ради просто победы, а ради победы в кратчайшие сроки. Им нужно попытаться одним ударом покончить с угрозой, которую представляет для них Красная Армия одним фактом своего существования. Они должны получить в свое распоряжение нефтяные месторождения, до того, как они будут разрушены, или заключив мир на своих условиях, или бросив на их захват значительные силы авиации и флота. Необходимо отметить, что если немцы действительно, как многие полагают, испытывают нехватку нефти, сейчас они в погоне за новыми источниками могут растратить последние запасы — так неплатежеспособное коммерческое предприятие тратит все доступные ему средства на оборудование и рекламу в надежде восстановить пошатнувшиеся позиции. Но даже если тут Германии будет сопутствовать успех, неспособность добиться быстрой победы над противником может иметь для нее катастрофические последствия.

Несмотря на то, что театр военных действий вплоть до Карпат представляет собой равнинную местность, можно было заранее предположить, что немцы для наступления выберут ряд определенных маршрутов, и, действительно, все они сейчас задействованы за исключением самого северного, проходящего через Карельский перешеек в направлении Ленинграда. Следующий, более южный маршрут пролегает от Восточной Пруссии через Литву, Каунас и Вильну. Здесь враг глубже всего проник на территорию России — миль на 100, если он действительно взял Вильну. Здесь — идеальная местность для продвижения германских бронетанковых войск, хотя тяжелый транспорт может разбить дороги. Далее на юге находится небольшой барьер в виде цепи озер и болотистой местности на юго-восточном участке границы Восточной Пруссии. Ниже лежит исторический путь, ведущий в сердце России через Белосток и Барановичи, он тоже проходит по равнинной местности. Судя по всему, наступление немцев на этом направлении по мощи почти не уступает удару по Вильне и, безусловно, увенчалось значительными успехами. Еще южнее лежат обширные Припятские болота, непригодные для военных действий в любое время года, хотя в августе их легче пересечь, чем сейчас. Ниже болот, там, где демаркационная линия переходит с реки Буг в реку Сан, находится еще одна зона риска для русских — здесь войска неприятеля могут легко дойти прямо до Киева, столицы Украины.

Согласно российским коммюнике в этом районе проходят тяжелые бои — ответ на контрнаступление Красной Армии. На южной границе этого пути расположен Карпатский хребет, весьма впечатляющее препятствие, которое, правда, в прошлую войну неоднократно преодолевалось. И, наконец, существует еще Бессарабский маршрут, где глинистая почва идеально подходит для передвижения войск в сухую погоду, но в дождь превращается в вязкую жижу — а по прогнозам ожидаются именно дожди. Согласно сводкам, на этом направлении немцы также наносят мощные удары.

Что же касается водных оборонительных рубежей, то Днестр представляет мощное препятствие, но если немецкие войска, двигаясь из Бессарабии, смогут быстро его форсировать, и двинутся на восток в сторону Киева, это поставит в опаснейшее положение все русские силы, сосредоточенные южнее Припятских болот. Известно, что старая граница России — между Белоруссией и Украиной с одной стороны и Польшей с другой — укреплена, но в этой бескрайней стране с ее равнинным ландшафтом даже самые лучшие в мире оборонительные сооружения не смогут устоять перед натиском бронетанковых войск.

Эта кампания в первую очередь является проверкой, насколько эффективны атаки бронированной боевой техники при поддержке авиации на больших открытых пространствах, перед которыми театр польской кампании, который тоже маленьким не назовешь, кажется незначительным. Сталин облегчил задачу стратегической обороны от прорыва вглубь страны, присоединив к России Литву, Восточную Польшу, Буковину и Бессарабию. Возможно, при их захвате он руководствовался и другими соображениями, но представляется совершенно очевидным, что он твердо намерен превратить их в буферные зоны на направлениях удара германских бронетанковых сил.

Теперь предстоит выяснить, смогут ли немцы одержать решающую победу на этих равнинах, заманить своих противников в ловушку и взять в клещи, или большие расстояния вкупе с боевой мощью Красной Армии окажутся непреодолимыми препятствиями даже в условиях существенно возросшей маневренности современной войны. В настоящее время враг проявляет крайнюю скрытность и в своих коммюнике не сообщает ни географических имен, ни расстояний.

Возможно, он рассчитывает сообщить о начале триумфа под оглушительные фанфары, но до сих пор не наблюдалось ни единого признака победоносного прорыва, который, как он утверждает, вот-вот свершится. И, несмотря на все потенциальные завоевания территорий и изменения ситуации на фронте, этот прорыв не состоится, пока на пути врага стоит Красная Армия и авиация, сохранившие свою боевую мощь, и немцы не смогут поздравить себя с тем, что одержали именно ту победу, которая позволит им достичь своей цели.