ВНИМАНИЕ

Материалы публикуемые в блоге это интернет обзор местных и зарубежных средств массовой информации.
Все статьи и видео представлены для ознакомления, анализа и обсуждения.
Мнение администрации блога и Ваше мнение, могут частично или полностью не совпадать с мнениями авторов публикаций.

среда, 15 июня 2016 г.

Экскурсия на урановые рудники

, 15 июня 2016
Просмотров: 854
 Экскурсия на урановые рудники


Уран – это сегодня самое важное, стратегическое сырьё

Урановая гонка, в которую Россию втянули паразиты сразу после Второй Мировой Войны, заставила нашу страну предпринять героические усилия по организации добычи и переработке руды урана-238. Об этом интереснейший рассказ автора...
Урановые подземелья. Часть 1
Автор – Борис Алестэр

Давайте вспомним кое-какие цифры – они понадобятся, чтобы лучше понимать, какое значение имеет урановая руда для атомного проекта.
Сколько руды требуется, чтобы получить Низко Обогащённый Уран (НОУ), как топливо для АЭС? Принято считать, что топливный уран – это уран, содержание изотопа уран-235 в котором доведено до 4%. В природной руде этого изотопа всего 0,7%, то есть требуется увеличить его концентрацию в 6 раз.
Напомню, что Европа и США до 80-х годов обогащали уран только на «сеточках», расходуя на эту работу гигантское количество электричества. Технологический момент, но, как говорится, с большими последствиями. Гексафторид природного урана можно «высасывать» по 235-му изотопу до упора – так, чтобы в «хвостах» его оставалось минимальное количество. Но что это значит, в случае диффузионного метода? Большее количество «сеточек», большее количество ёмкостей под исходный гексафторид и, разумеется, большее количество затрат на электроэнергию.
А это всё увеличивает себестоимость, портит экономические показатели, снижаяприбыль. Не интересно, в общем. Поэтому в западных «хвостах» урана-235 – 0,3%, а в дальнейшую работу уходит 0,4%. При таких «хвостах» картинка получается следующая: на 1 кг НОУ требуется 8 кг руды + 4,5 ЕРР (единиц разделительной работы).
У ватников картинка была и остаётся несколько иной – ведь работа наших «иголок» намного менее затратна. Помните – «игле» требуется в 20-30 раз меньше электроэнергии на 1 ЕРР. Экономить разделительную работу особого смысла не было, исходный гексфторид урана «выжимался» тщательнее: в наших «хвостах» остаётся 0,2% урана-235, в дальнейшую работу по обогащению уходит 0,5%. Казалось бы – разница всего 0,1%, зачем обращать внимание на такую мелочь? Да не всё так просто: на наших «иголках» для получения 1 кг НОУ требуется 6,7 кг руды + 5,7 ЕРР. На 1,3 кг руды меньше – то есть мы к своим недрам относились значительно рачительнее, нежели демократы.
Но и это ещё не всё. 1 ЕРР на наших центрифугах стоит около 20 долларов, на «сеточках» 1 ЕРР стоила от 70 до 80. Значит, в «доигольное» время для Запада месторождение урана, в котором себестоимость 1 кг руды была, допустим, 100 долларов – очень дорого. Давайте на калькуляторе 1 кг НОУ посчитаем, чтобы понятно было.
1 кг НОУ = 8 кг руды + 4,5 ЕРР, то есть
1 кг НОУ = 8 х 100 + 4,5 х 70 = 1 115 долларов.
А теперь ставим наши цифры и получаем:
1 кг НОУ = 6,7 кг руды + 5,7 ЕРР
1 кг НОУ = 6,7 х 100 + 5,7 х 20 = 784 долларов
Значит, месторождение урана, которое для цивилизованного Запада было слишком дорогим для нас – самое то. Грубо – для нашей технологии урана на Земле больше, чем для западной. С того момента, когда Европа освоила центрифуги Циппе, запасы урана в мировой статистике резко увеличились, хотя братья-геологи для этого палец о палец не ударили: уже открытые ранее месторождения стали признавать коммерчески выгодными, вот и всё.
Уран – это сегодня самое важное, стратегическое сырьё
Но URENCO включила свои центрифуги в 80-е, а АЭС в Европе и в Штатах появились намного раньше, так ведь? Значит, с конца 40-х годов минувшего века месторождения урана эксплуатировались крайне размашисто, без экономии на природных рудах. Грубо говоря, Запад «убивал» одно месторождение за другим, перескакивая на новые. А жутко неэкономный, как говорят нам либеральные экономисты, Мордор никуда не торопился: находил месторождение и высасывали его до донышка, без суеты и без спешки.
При этом нельзя забывать о том, что все годы холодной войны ядерные страны очень активно наращивали запасы урана оружейного, высокообогащённого (ВОУ), а для этого требуется куда больше природной урановой руды. Грубо – на 1 кг ВОУ уходит 275 кг руды, а счёт ВОУ в странах ядерного клуба шёл на сотни тонн. А ВОУ это ещё и не только оружие – на нём работают реакторы подлодок, на нём работает множество исследовательских реакторов. В общем, расходовало человечество свои урановые руды весьма и весьма интенсивно, и всё, что мы с вами можем сказать в своё оправдание – не мы первыми начали.
Есть еще один момент, про который нужно знать. Когда нам говорят: «добыто столько-то тонн урановой руды», важно понимать, что речь идёт не о горах каких-то там камушков или металлических слитках. В урановой промышленности все запасы руды традиционно пересчитывают в концентрат урана – если точнее, то U3 О8, закись-окись. Традиционно это был порошок жёлтого цвета и называли его «жёлтым кеком», но теперь это уже немножко устарело.
В процессе обогащения руды применяется целый цикл её обработки, одна из составных частей которого – обжиг. В последние годы на разных заводах применяют разные температуры, потому цвет концентрата урана получается самым разным – от тёмно-зелёного до чёрного. Но процедура обработки руды – отдельная тема, достаточно большая, а мы пока пробуем разобраться с месторождениями и добычей.
Отложим, но запомним: все разговоры об урановой руде – это разговоры о концентрате урана. И это правильно – уж очень разными бывают эти руды, слишком разное количество урана в них имеется, так что без такой вот «стандартизации» было не обойтись.
Когда люди открыли этот вот металл и почему он, собственно говоря, называется«уран»?
История давняя, но занимательная. Это сейчас мы с вами знаем, что такоерадиация и вполне справедливо терпеть её не можем и побаиваемся. А в раньшие времена человеки про радиацию знать ничего не знали – может, потому и не страдали от неё?.. Среди руд и минералов в серебряных шахтах средневековые горняки частенько находили чёрный тяжёлый минерал – так называемую смоляную обманку.
Точно известно, что эту обманку знали уже с 1565 года – тогда её обнаружили в Рудных горах Саксонии, но какого-то особого применения для неё не придумали. В 1789 году этим минералом заинтересовался немецкий химик-аналитик Мартин Клапрот и решил её как следует химически проанализировать. Руду в его лабораторию привезли из шахты Яхимово, что в нынешней Чехии. На минералах из того же Яхимиво делали позже свои открытия Беккерель и Кюри, так что предлагаю так и записать: «родина» урана – Чехия.
Клапрот химичил весьма старательно: плавил минералы при разных температурах, с воздухом и без оного, поливал всякими кислотами и царской водкой, пока, в конце концов, не получил спёкшуюся массу с отчётливо видимыми крупинками металла. Дело было в 1789 году – через 8 лет после того, как астрономы открыли неизвестную до того планету, названную ими Уран.
Вот что писал по этому поводу сам Клапрот: «Ранее признавалось существование лишь 7 планет, соответствовавших 7 металлам, которые и носили названия планет. В связи с этим целесообразно, следуя традиции, назвать новый металл именем вновь открытой планеты. Слово «уран» происходит от греческого – «небо», и, таким образом, может обозначать небесный металл». С первооткрывателями не спорят – вот и имеем мы теперь дело с этим самым «небесным металлом».
Самому Клапроту, впрочем, получить чистый уран не удалось, этого добился только в 1840 году Э.М. Пелиго. В 1896 году Беккерель обнаружил, что соединения урана засвечивают фотобумагу – так начиналось исследование радиоактивности. К самому грозному и страшному оружию, к самому большому «запаснику энергии» человечество двигалось неторопливо…
Урановой руды, с точки зрения геологов, на Земле – не просто много, а очень много. Но не всякий урановый минерал получает гордое название «руда»: минералы, в которых урана очень мало, а пустой породы очень много, рудами не считаются. Хорошими рудами считаются минералы, в которых урана больше 0,1% (1 кг на 1000 кг породы), но и тут есть исключения.
Например, в Южной Африке, на месторождении Витватерсланд, уран добывают из руды, в которой его концентрация составляет всего 0,01%, причём добывают в промышленных масштабах. Как так? Да непрост этот небесный металл – нередко он содержится в тех же породах, где имеется золото. Раз уж из этой породы «выковыривают» золотишко, чего бы до кучи и уран не «наковырять» – вот такая логика.
Золото, как основная цель переработки руды, уран – как побочная. «Нередко» имеет и числовое значение: 12% добываемого в мире урана – побочный продукт на золотых и прочих приисках. В США, к примеру, уран получают из пород с концентрацией вообще в 0,008% – из фосфоритов Флориды. Основная добыча – фосфор, уран – до кучи… Ну, а если не касаться такой экзотики, то урановые руды по содержанию делят на 4 вида-сорта: богатые – с содержанием урана более 1%; рядовые – от 0,1 до 1,0%; бедные – от 0,03 до 0,1% и убогие – менее 0,03%.
А ещё урановые руды подразделяют на 5 классов, в зависимости от того, при помощи какой именно технологии добывается и перерабатывается небесный металл. Грубо – какие именно перерабатывающие заводы нужно создавать рядом с месторождениями. Это тоже такая традиция: поскольку концентрация урана всегда маленькая, миллионы тонн породы никто никуда возить и не думает. Шахта, рудник, карьер и впритык – всё, что нужно для переработки.
Однако и это ещё не все виды классификации урановых руд: с той поры, как все мы живём в мире, где важнее всего прибыль, едва ли не главная классификация – по стоимости конечного продукта (того самого концентрата урана, жёлтого кека). Эдакий обобщающий показатель, при котором отбрасываются прочь все частности – какой была концентрация урана в руде, каким способом его добывали-очищали, во что обошласьинфраструктура. Не важно, что было ДО, важно, почём получился результат. Тут всего 3 категории:
1) месторождения, где себестоимость 1 кг концентрата менее 40 долларов за килограмм;
2) где себестоимость от 40 до 80 долларов за кило;
3) где себестоимость от 80 до 130 долларов за кило.
Всё, что дороже 130 долларов – на сегодня «нещитово», поскольку сильно дорого. Но надолго ли сохранится такое пренебрежение-верхоглядство? До 2006 года МАГАТЭ считало сверхдорогим уран и по цене свыше 80 долл./кг, а теперь решило, что надо по заслугам оценить центрифуги – низкая себестоимость обогащения позволяет совершенно спокойно использовать и руду дороже 80 долларов. Наши центрифуги 10-го поколения только начали эксплуатироваться, потому нельзя исключать, что через какое-то время и планка в 130 долларов перестанет быть «отсекающей».
В царстве мрака и ужаса с рваной в клочья экономикой началась промышленная работа реактора на быстрых нейтронах БН-800, проектируется БН-1200, в 2020 планируется запуск ещё и свинцового реактора по проекту «Прорыв», к 2030 есть надежда на реализацию замкнутого ядерного цикла.
Впрочем, давайте не будем пускаться в проекты и гипотезы – остановимся на том, что имеем на день сегодняшний. В 2006 году считалось, что на третьей от Солнца планете урановых руд имелось 5 000 000 тонн, следующий отчёт МАГАТЭ выпустило в 2010 году. Именно в этом отчёте впервые состоялось признание центрифуг как единственного на сегодня способе обогащения урана, впервые планка «отсечения» была поднята с 80 долл/кг до 130 долл/кг. Новая цифра запасов урановой руды на Земле – 6 306 300 тонн. Повторяю – это не прирост за счёт новых месторождений, это состоявшийся перевод геологических руд в промышленные. И состоялся он по простой причине – МАГАТЭ признало: кроме центрифуг всё – зло, и мы о нём больше не будем вспоминать. Прирост извлекаемых руд составил 26% – без дополнительных инвестиций в геологоразведку.
Не так часто в истории цивилизации развитие технологии оказывало серьёзное влияние на геополитику, а уран и центрифуги – тот самый случай. Давайте на пальцах прикинем, что означает появление коммерческого интереса к урановым месторождениям, которые до того много лет оставались нетронутыми?
Во-первых, страны «атомного клуба» увидели свой интерес в тех территориях, где находились эти месторождения. К примеру, месторождения в Кировоградской областистали интересны уже не только Украине…
Во-вторых, страны, не входившие в «атомный клуб» увидели, что урана может хватить и на них. И это не моё теоретическое измышление: на только что прошедшей «Атомэкспо-2016» присутствовали делегации 52 стран, а атомная энергетика хоть в каком-то виде имелась только у 32. 20 стран – это новички, которые почувствовали перспективу.
Что интересного в уране – пусть расскажет калькулятор. Имеем 6 306 300 тонн руды, в которой содержание урана-235 (который, собственно говоря, «горит» в реакторах АЭС) в среднем составляет 0,72%. Следовательно, если всю урановую руду пересчитать в уран-235 – у нас его 45 405 тонн. По энергетической стоимости 1 тонна урана-235 соответствует 2 000 000 тонн бензина. Соответственно, пересчёт запасов урана-235 в нефтяной эквивалент – это 90,81 млрд. тонн нефти.
Много это или мало?
Разведанных запасов нефти на Земле на сегодня – 200 млрд. тонн. Запасы урана – почти половина, почти 50%. И каковы перспективы? Технология добычи нефти доведена практически до совершенства, технология её переработки – аналогично. Чтобы увеличить запасы нефти, нужно либо а) продолжать искать новые и новые месторождения, что при нынешних ценах на углеводороды замедляется вот уже два года; б) соглашаться с тем, что нефть с годами будет только дорожать, поскольку её остаётся всё меньше. Сланцевая нефть, о которой так много говорят большевики, меньшевики и прочие – да, при нынешнем уровне цен не интересна, но рано или поздно наступит момент, когда и её резервы придётся пустить в ход, причём не только на территории США.
А вот с ураном – несколько иная картина, куда как менее однозначная. Нам пока ещё не раскрыли информацию о том, какой будет себестоимость 1 ЕРР на последних поколениях центрифуг Росатома, а мы уже видели, как технология обогащения может увеличить резервы урановой руды. Эксплуатация БН-800 только-только началась, БН-1200 пока ещё только в чертежах, результаты проекта «Прорыв» мы увидим только в 2020 году. Но давайте без лишней скромности (сколько можно, в конце-то концов) констатируем исторический факт: за всё время существования атомного проекта ошибок в развитии технологий со стороны бывшего Министерства среднего машиностроения, бывшего Министерства атомной энергетики и нынешнего Росатома – не было. Отдельные недочёты, огрехи – да, были, но генеральная линия развития, скажем прямо, не ломалась ни разу.
Причин не верить в то, что борьба Росатома за замкнутый ядерный цикл закончится успехом – на мой, конечно, взгляд – просто нет. Вам такое заявление кажется излишне смелым? А давайте оглядимся вокруг, на минуточку позволив себе забыть, что главное достижение человечества – свежая модель айфона. В надёжность наших технологий не просто верят, а подписывают контракты на строительство АЭС не только «старые клиенты» – такие, как Венгрия, Иран и Финляндия, Китай и Индия. Впервые появятся АЭС в Египте, во Вьетнаме, в Белоруссии, в Турции, в Бангладеш, в Индонезии – и это будут АЭС российского производства.
Значит, не я один верю в наши технологии, в их поступательное развитие. И не у одного у меня зреет уверенность в том, что при очередном скачке развития технологий запасы урана могут оказаться бОльшими, чем запасы углеводородов… И не будем скидывать со счетов ещё один возможный резерв урана – новые месторождения. Есть, к примеру, такая страна, где уровень освоения территории геологической разведкой до сих пор не сильно превышает 60% – Россия. Есть страны, где вообще не до геологической разведки – например, Афганистан, Эритрея.
Но рассмотрение перспектив атомной энергетики – отдельная и очень серьёзная тема, которую стоит оставить на потом. А эта заметка – вводная к «Урановым подземельям», в которой я хочу предложить посмотреть: что было, что стало, и как мы докатились до жизни такой.
Ну и, само собой – без рассказов о новых айфонах от велико-могучих США дело тоже не обойдётся. Их есть у меня и, как обычно, придумывать ничего не потребовалось.


Урановые подземелья. Часть 2
Автор – Борис Алестэр

Уран – это сегодня самое важное, стратегическое сырьё
Долго думал, как начинать обзор. Традиционно используют либо географический принцип, «перебирая» континенты и страны, либо геологический – по типам руды, сопутствующих минералов, процентному содержанию. Но уран, небесный металл – удивительный химический элемент: он во многом формировал и формирует нашу действительность. Вот и давайте посмотрим, как развивалась его добыча, положив в основу события исторические.
Уран «пришёл» в большой мир громко и страшно – взрывами, спалившими сотни тысяч человеческих жизней в двух японских городах. Чтобы «Толстяк» и «Малыш» сделали своё чёрное дело, в Америке все годы Второй Мировой усилиями учёных доброго десятка стран и американского правительства реализовывался знаменитый Манхэттенский проект.
Давайте попробуем ответить на очередной «детский» вопрос: а откуда для этого проекта взяли уран?
Казалось бы, причём тут расовая теория?.. В бесконечно далёком 1865 году на трон Бельгии взошёл новый монарх – Леопольд II. Славный король решил, что Бельгия просто таки обязана войти в число приличных европейских держав – то есть заиметь себе собственную колонию. У всех есть, надо подтягиваться. В 1884-1885 в Берлине проходила конференция европейских держав, решавшая вопрос колоний в Центральной Африке. Без всякой войны, за счёт хитросплетений невероятных интриг, Леопольд II умудрился…купить в личную собственность территорию в 2,3 млн. кв. км на южном берегу реки Конго– 76 площадей самой Бельгии.
В том же 1885 году было основано «государство», которое так и называлось – Свободное Государство Конго. Свою частную собственность Леопольд передал своему же королевству, а колонией, как и положено, управлял генерал-губернатор. Кому хочется жутких подробностей этого правления – с отрубанием рук, с заложниками, массовыми казнями – изучайте на досуге. Я ограничусь тем общими цифрами: население Конго к 1920 году составляло половину от населения 1885 года. Цифры уничтоженных разнятся – кто же их там учитывал-то… То ли три миллиона, то ли десять миллионов. В европейской печати тех лет не уставали восхищаться столь бурному распространению христианских ценностей.
Вернёмся к урану. В одной из провинций бельгийского Конго – Катанге – было открыто множество месторождений самых разных металлов. Медь, олово, кобальт и – тот самый небесный металл. Впрочем, есть один технический момент: первое время разработка урановых руд шла не ради урана, а ради радия (пардон за масляное масло, конечно). Давайте коротенько припомним, что это за элемент такой.
В 1896 году Беккерель открыл урановые лучи, со следующего года к работам по изучению урана приступили Пьер Кюри и его супруга, Мария Склодовская-Кюри. Фамилии, оставшиеся с нами навсегда: Бк (беккерель) – единица измерения активности радиоактивного источника в Международной системе единиц, Ки (кюри) – единица измерения активности радиоактивного источника, но внесистемная. Беккерель говорил об открытии им «лучей» исходящих от урановой руды, супруги Кюри первыми предложили назвать излучающие свойства атомов некоторых элементов столь знакомым нам словом «радиоактивность».
Во время своих исследований различных образцов урановых руд Кюри обнаружили, что некоторые из них имеют радиоактивность большую, чем мог давать сам уран. Значит, в этих образцах, помимо урана, присутствовал ещё один элемент, дававший эту дополнительную радиоактивность. 26 декабря 1898 года Мария и Пьер смогли химическими методами выделить этот элемент и, по праву первооткрывателей, присвоили ему имя «радий» – «излучающий, лучистый».
Ra – такое обозначение имеет этот элемент, который действительно куда более радиоактивен, чем уран. Период полураспада – 1600 лет, в природе он не то, что редок, оночень редок. Начав работу над получением чистого радия в конце 1898 года, к 1902 супруги Кюри смогли наработать целых 0,1 грамм радия, для чего им пришлось переработать тонну урановой руды. Тонна и 0,1 грамма – это была отличная работа, поскольку в природе на 3 миллиона атомов урана-238 приходится в среднем 1 атом радия.
Радий – осколок радиоактивного деления урана-238, период полураспада последнего – 4,5 млрд. лет. Распадается уран-238, прямо скажем, не торопясь – потому и так ничтожны запасы радия. Поскольку статья не о радии, я не стану расписывать значение и применение этого элемента для физики, химии, медицины – желающие могут поискать информацию самостоятельно.
Не так важны были все полезные свойства радия и для хозяев Бельгийского Конго: люди они были всё больше простые и прагматичные. В 1906 году цена 1 грамма радия достигла своего максимального значения – 175 000 долларов. За 1 грамм. Тогдашних долларов. Давайте через цену на золото – для наглядности. В 1906 году тройская унция (31,103 грамма) стоила 20,67 доллара. 66 центов за 1 грамм золота. И – 175 000 долларов за 1 грамм радия. Грубо – 1 грамм радия на максимуме стоил столько же, сколько 265 кг золота. Такое вот соотношение.
Скажем мягко: бельгийцы были сильно заинтересованы в интенсивной разработке урановых месторождений, но на сам уран им было плевать с высокой колокольни. Ядрён-батонов никто не делал, АЭС не наблюдалось, а тут 1 грамм радия по цене 265 кг золота… Европейская классика: колючая проволока вокруг рудников, контракты на 9 лет (дольше люди не выдерживали, умирая или превращаясь в инвалидов от лучевой болезни), ручной труд. За два года непрерывного стажа (то есть, ежели здоровья на эти два года хватило) премия: 2 курицы и 1 коза...
Провинция Катанга, рудник Шинколобве, был открыт полковником Шарпом в 1914, разрабатываться стал с 1921 года. Рудник расположен на высоте 1400 метров над уровнем моря, глубины шахт доходили до 400 метров. Нас привычно пугают Магаданом – тогда в Шинколобве, получается, просто санаторий был. 40 градусов в тени круглый год, шахты с минимумом оборудования и без проветривания, кирка, вагонетки вручную… Руда, содержавшая до 65% оксида урана, убивала добытчиков, но при этом мало кого интересовала, а потому просто сваливалась в огромные отвалы. Именно Шинколобве стал на какое-то время африканским Эльдорадо: к 1940 году тут был добыт почти килограмм радия...
Но цена на него постепенно стала падать – наверное, это и подтолкнуло компанию «Юньон Миньер дю О-Катанга» задуматься о том, что делать с самим ураном. Уран стали использовать как… краску для фарфора, при его помощи делали стекло с разной окраской, его сплавляли с железом вместо дефицитного вольфрама. В общем, развлекались, как могли. Ей-богу, лучше бы уран и дальше валялся возле того Шинколобве как памятник сотням тысяч чернокожих рабочих, умерших при его добыче.
А так он стал вывозиться в Бельгию, что и сослужило человекам недобрую службу: при оккупации страны гитлеровские атомщики получили в своё распоряжение 1 200 тонн урановой руды, что подстегнуло работы по созданию атомной бомбы в пресловутом Третьем Рейхе. Но Шинколобве стало и основой Манхеттенского проекта – до Центральной Африки ведь Гитлер не добрался.
В мае 1939 года управляющий «Юньон Миньер» Эдгар Сенжье находился по делам в Англии, где ему и организовали встречу с самим Жолио-Кьюри, который сумел растолковать промышленнику потенциал урана и то, каким оружием он может стать в руках Гитлера. В октябре 1939 Сенжье прибыл в Нью-Йорк, откуда и дал распоряжение вывезти всю урановую руду с обогатительной фабрики в Оолене в Англию. К сожалению, распоряжение выполнить просто не успели – в мае 1940 Бельгия была оккупирована немцами, руда перешла в их руки.
Опасаясь вторжения гитлеровцев в Конго, Сенжье приказал переправить все отвалы руды Шинколобве в США, что и было успешно осуществлено в конце того же 1940 года. Занимательно, что по резервам урана Германия и США стартовали с совершенно одинаковых позиций: немцам достались 1 250 тонн конголезской руды в Бельгии, и ровно столько же Эдгар Сенжье доставил из Бельгийского Конго на территорию Штатов.
Участники Манхеттенского проекта до этого имели дело только с канадской урановой рудой, потому при первом знакомстве с рудой из Конго были уверены, что вся их аппаратура внезапно вышла из строя: руда, предоставленная «Юньон Миньер», содержала до 65% оксида урана. На сегодняшний день этот показатель – высший во всей истории урановой геологии.
Вот такая удивительная история: африканский уран не только придал ускорение работе над Бомбой немецких физиков, но и сделал возможным реализацию Манхеттенского проекта. «Малыш» и «Толстяк» по своему происхождению почти на 100% – «африканцы».
Рейх не пошёл в Африку, потому, после небольшого перерыва, работы на Шинколобве были возобновлены – но теперь уже не ради радия, а для добычи именно урана. Но самая богатая руда, с невероятными 65% оксида урана к тому времени, как выяснилось, просто закончилась. Как говорят в таких случаях геологи – «разработка велась выборочным методом»: в погоне за радием бельгийцам были интересны только те участки в шахтах, где содержание оксида урана было максимальным.
Сенжье, передав (разумеется, читать как «продав») американцам все, что было собрано в отвалах, попытался продолжить разработку шахт, но халява кончилась. С 1943 по 1950 в ход пошла руда с содержанием оксида урана 13%, с 1950 по 1952 урана было уже 3-4%, а с 1952 по 1960 – 0,35%. Откуда взялся последний рубеж – 1960 год?
Уверен, что никто из жителей страны, в которой имеется университет имени Патриса Лумумбы такой вопрос вообще не задаст, правда ведь?.. Уходя прочь из нового независимого государства, колонизаторы демонтировали всё шахтное оборудование, предприятия по обработке руды, залили шахты водой, забетонировали входы – в общем, сделали всё возможное, чтобы Заир остался без собственного урана.
Добыча в Заире действительно прекратилась, но «биография» самого Заира оказалась весьма замысловатой. Урана в Заире не было, а вот в Демократической Республике Конго он есть. Вот только добывают его чёрные (во всех смыслах слова) копатели и сбывают его, как умеют на чёрном рынке. Время от времени информация прорывается, но скупо и отрывочно. Для интересующихся – вот более-менее полная недавняя подборка.
Для официальной геологии и МАГАТЭ коноголезского урана больше не существует, для зарубки в памяти он оставил нам несостоявшийся гитлеровский атомный проект и удачный Манхэттенский проект, основой которых был уникальный рудник Шинколобве.
Вот, собственно, вкратце история самых богатых по содержанию месторождений урана в нашей истории. Белый человек в пробковом шлеме нашёл, заставил добыть для себя самые вкусные куски и убыл восвояси…


Урановые подземелья. Часть 3
Автор – Борис Алестэр

Уран – это сегодня самое важное, стратегическое сырьё
На фото: В 1954 году Первый заместитель Председателя Совета МинистровСССР Вячеслав Молотов посетил Объект №1 СГАО «Висмут» в Иоганнгеоргенштадте (ГДР)
Вообще-то напрашивается название «СЭВ», но времена пошли такие, что далеко не каждый помнит эту аббревиатуру…
Германия
Гитлеровский проект атомной бомбы был основан на коноголезском уране, но было кое-что и «своё». Ну, как «своё» – чешское, польское…В самой Германии очень небольшое количество урановой руды добывалось в 1933-1934 годах возле Наббурга, в Баварии, но в тех шахтах добывали плавиковый шпат, уран был всего лишь небольшим дополнением. Ну, нет и нет – немцам вполне хватало того, что было добыто разными путями на оккупированных территориях.
После 9 мая 1945 американцы уже на месте, в Германии, убедились – да, работы по Бомбе немцы вели, но ничего не успели доделать. Это, разумеется, не помешало попытаться прибрать к рукам всё, что плохо лежало. Искали учёных, искали наработки, чертежи, аппаратуру и – уран. Ну, как искали – для очистки совести, конечно. Если немцы занимались Бомбой, с их-то аккуратностью – наверняка прочесали собственную территорию от и до.
Демаркационная линия Ялтинской конференции оставила Тюрингию и Саксонию в советской зоне оккупации, но в ходе боевых действий эта территория оказалась под американскими войсками, и США не преминули перепроверить все известные к тому времени шахты, где ранее была замечена урановая смолка. Специалисты из группы «Алсос» перепроверили, оценили и – спокойно ушли. «Можно наковырять 15 тонн руды, да и то весьма бедной» – таким был вердикт. Если кому-то интересны подробности работы группы «Алсос» – ищите по имени её руководителя, Бориса Паша (Пашковского). Бывший белогвардеец, чьё имя увековечено в Зале славы военной разведки США…
Можно ли было считать настоящими «урановыми профессионалами» немецких и американских геологов? Да с чего бы – атомные проекты там и там развивались на конголезской руде. И Лаврентий Палыч пошёл с козырей: он слишком хорошо помнил, кто поручил ему создать Бомбу и понимал, что произойдёт, если он это задание не выполнит.
Вслед за уходящими американскими войсками в Рудные горы прибыла – буквально через несколько дней! – наша геологоразведочная партия во главе с самим Семёном Петровичем Александровым. Этому человеку было всего 23 года, когда в 1914 году он возглавил геологическую разведку радиевой экспедиции в Фергане, чуть позже трудился коллектором в обследовании Тюя-Муюнского радиевого месторождения.
В 1922 Александров смог, наконец, закончить учёбу в Горном институте (из-за материальных трудностей в семье Семён Петрович вынужден был работать намного больше, чем учиться) и получить гордое звание горного инженера. Следующие три года – снова Тюя-Муюн, где теперь он был уже начальником геологических экспедиций, искавших всё тот же радий. Но что такое радий – я уже рассказывал, так что давайте зафиксируем: к моменту своего прибытия в Рудные горы, Семён Петрович почти 30 лет искал и находил уран. При этом он ещё успевал преподавать, редактировать «Горно-обогатительный журнал», повышать квалификацию в Штатах, налаживать работу сразу двух НИИ. Удивительно энергичное время, удивительные люди!
А с 1938 года – Колыма. Нет, не то, о чём любит говорить рукопожатная общественность: Александрова назначили заместителем председателя экспедиционной комиссии НКВД по Колыме. Снова – поиски урана, но теперь ещё и организация работы горно-металлургических предприятий. Семён Петрович Александров – ещё один человек, о котором надо писать книги.
Повторяю: Лаврентий Палыч зашёл с козырей. В Рудные горы в составе геологоразведочной партии прибыл ещё и сам Анатолий Георгиевич Бетехтин – будущий автор ставших классикой «Минералогии» и «Курса минералогии», академик АН СССР и прочая, прочая, прочая. Лучший в стране специалист по диагностике рудных материалов.
Я не нашёл данных о том, сколько же человек работало в этой Саксонской рудно-поисковой геологической партии, но этим людям хватило менее полугода, чтобы провести ревизию всех рудников, разрабатывавшихся на серебро, висмут, никель и прочие металлы: Аннаберг, Готтесберг, Брайтенбрун, Иоганнгеоргенштадт, Мариенберг, Нидершлаг, Фрайберг, Обершлем, Шнееберг... Выводы Александрова и Бетехтина былиоднозначны: запасов урановой руды в регионе – не менее 150 тонн.
Много это или мало? Для «сейчас» – семечки, а вот для конца 1945 это было больше, чем все разведанные запасы на всей территории СССР. У Берии не было причин сомневаться в отчёте Александрова и Бетехтина: Саксонская рудно-поисковая партия весной 1946 перешла в подчинение Первого главного управления при Совмине СССР. Летом 1946 поисковая партия была реорганизована в Саксонское Горное Управление, а в сентябре его возглавил Михаил Митрофанович Мальцев. Этот человек до этого момента никогда не имел дела с ураном, но Берия снова не ошибся с его кандидатурой ни на миллиметр.
Михаил Мальцев в 1918 году, в возрасте 14 лет, пошёл добровольцем в Красную Армию, успел повоевать с Деникиным, Врангелем, стать офицером, но в 1922 ушёл с военной службы. Ветеран войны 18 лет от роду, он уходит работать … электромонтёром. Но темп жизни диктовал свои условия: Мальцев участвует в строительстве Днепровской ГЭС, где начальники заметили его талант инженера. В 1935 Мальцев закончил Новочеркасский индустриальный институт, после которого его переводят в Волгострой НКВД.
Перед войной Мальцев – уже начальник строительства гидроузла в Калуге, должность предусматривала «бронь», но в октябре 41-го, после курсов переподготовки он уже на фронте. Командовал 10-й сапёрной армией (!), получил звание инженер-полковника. Но в марте 1943 его отзывают с фронта, чтобы поручить строительствожелезной дороги Котлас-Воркута, чтобы строить угольные шахты управления «Воркутауголь».
Да-да – снова НКВД, в 1945 он получает звание комиссара госбезопасности. А в 1946 – Германия, и шахты уже не угольные, а урановые. Военный, электрик, инженер, командир сапёров, начальник угольных шахт, комиссар НКВД – Михаил Мальцев справлялся с любой работой. Какая-то невероятная порода людей, жизнь каждого из них – ненаписанный роман.
Уже в мае 1947 его усилиями Саксонское горное управление укрупняется, реорганизуется и получает привычное для нашего уха название: государственное акционерное общество, первым генеральным директором которого и стал Михаил Мальцев. Да, стоит отметить ещё один момент: Мальцеву было очень удобно принимать дела у Семёна Александрова, своего земляка-донбассца. Такая вот ирония судьбы: уроженцы нынешней Новороссии обучали немцев рудному делу настоящим образом.
Только за один 1948 год была начата добыча на месторождениях Беренштайн, Мариенберг, Фрайталь, Нидерпебель, Сайфенбах, открыто новое, ставшее крупнейшим в Германии – Нидершлем-Альберот. 1949 год – новые геологические поиски, открытия новыхместорождений – в Цобесе, в Шнеккенштайне, в Бергене. За год найти, оценить, начать эксплуатацию – работники «Висмута» и его начальник умудрялись успевать всё. Там, где за 12 лет гитлеровцы не нашли ничего, там, где американские супер-профи видели 15 тонн руды, «Висмут» находил и добывал, находил и добывал, находил и добывал.
Давайте сравнивать цифры – что давал на выходе «Висмут» и что удавалось добыть на всей территории СССР. 1946 год: СССР – 50 тонн урана (точнее – жёлтого кека, оксида урана), «Висмут» – 15 тонн. 1947 год: 130 тонн СССР и 150 тонн – «Висмут». 1948: 183 тонны СССР и 321 – «Висмут». 1949: 279 тонн СССР и 768 тонн – «Висмут». 1950: 417 тонн – СССР и 1224 тонны – «Висмут».
Там, где американцы увидели чертёж айфона, Александр Мальцев взял уран, во многом обеспечивший наш первый едрён-батон, имя которому придумал всё тот же Лаврентий Павлович Берия. РДС-1: Русские Делают Сами.
Знаете, пусть либералы рассказывают о Берии какие угодно страшилки, обвиняют его в массовых избиениях на допросах, шпионстве на Англию, в собственноручных расстрелах и даже в изнасиловании коня Будённого – персонально мне это кажется третьестепенным. Факты ведь просты и не замысловаты, никакого двоякого толкования не позволяют.
С того момента, как США научились делать атомные и ядерные бомбы, они планировали атомную бомбардировку городов СССР. Чем больше бомб – тем большее количество целей намечалось. 13 городов, 27 городов, 40… Если бы наш проект атомной бомбы был поручен кому угодно, кроме Берии – я уверен, что тот или иной план американцев был бы реализован. И в тех самых городах, где сейчас вот замечательные, добрые люди с нежными душами без устали проклинают «кровавого сталинского палача» не было бы никого и ничего, кроме радиоактивного пепла.
Мы можем не любить Берию, мы можем ненавидеть Берию, но факт останется фактом: мы живы, мы уцелели только потому, что в истории нашей страны этот человек – был. Был в своё время и на своём месте. В России, насколько мне известно, есть только один памятник этому человеку. В Москве, во дворике МИФИ, на постаменте, стоит полноразмерный макет нашей РДС-1. И лучшего памятника Лаврентию Павловичу нет и быть не может.
Конечно, «Висмут» 40-х годов – это не только Александр Мальцев. Работа «урановых» людей была настолько секретной, что их имена стали «появляться» только сейчас. Р.В. Нифонтов, Д.Ф. Зимин, Г.В. Горшков, Л.У. Пухальский, М.И. Клыков. В «штабе» «Висмута», помимо Мальцева, работали Н.М. Эсакия, В.Н. Богатов, А.А. Александров, Н.И. Чесноков. После взрыва РДС-1 в Семипалатинске в 1949 многие из этих людей получили заслуженные награды, Александр Мальцев стал Героем Социалистического Труда, как и его земляк Александров.
Ещё бы: к 1949 году «Висмут» – это уже не только шахты. Это и перерабатывающие предприятия, транспортные и авторемонтные управления, собственный машиностроительный завод. А ещё – школы, профучилища, больницы, магазины и вся прочая инфраструктура.
Для кого?
В декабре 1946 на «Висмуте» трудились 10 000 немецких рабочих, в декабре 1947 – 46 000, в декабре 1948 – 65 000, а к декабрю 1953 их набралось уже 133 000 человек. 1953 я вспоминаю не из-за смерти Сталина – это был тот год, когда на «Висмуте» стали появляться первые немецкие инженеры и геологи. Молодые люди, успевшие получить образование в СССР – немецкое не котировалось, знаете ли.
А ещё в 1953 «Висмут» стал советско-германским АО – всё, что было вывезено до того, было отнесено к военным репарациям. Впрочем, до самого 1990 года всё, что добывал «Висмут», отправлялось только в СССР – но теперь уже за деньги. Из Рудных гор, в которых немцы и американцы урана не нашли от слова «вообще», «Висмут» добыл220 000 тонн урана. К 1990 году «Висмут» был крупнейшим уранодобывающим предприятием Европы, занимал третье место в мире.
Геологоразведка шла на 55 000 кв. км, за годы существования «Висмута» пробурено в общей сложности 38 600 разведочных скважин. Первые годы работы шли возле городов со средневековыми горнорудными традициями – Аннаберг, Мариенберг, Фрайберг, Шнееберг. Но время шло, пласты вырабатывались, шахты закрывались, в последние годы работы шли на совершенно новых месторождениях – близ Роннебурга, Шлёма и Кенигштайна, неподалеку от Дрездена.
Те, кто прибыл в Германию в самые первые годы «урановой эры», успели застать «передовую немецкую технологию» той поры. Прямоугольные стволы шахт, вырубленные вручную, деревянные крепи, ручные вагонетки… «Дикие варвары» учили немцев, что такое бетонная крепь, зачем вагонеткам двигатели, знакомили с таким чудом, как подъёмные электрифицированные барабаны, строили пришахтные железные дороги, чтобы доставлять руду на перерабатывающий завод не на телегах и даже не на самосвалах.
Пришедший на пост директора «Висмута» в 1960 году Семён Николаевич Волощукпроработал на этом посту 25 лет. Ещё один человек-легенда, ещё один ненаписанный роман. Это при нём выяснилось, что уран можно добывать с глубины в 2 километра при нормальном 8-часовом рабочем дне. Уникальная система охлаждения и вентиляции разработаны при нём и при его непосредственном участии.
Да-да, не надо хитро щурить глаз: опыт Волощук нарабатывал в шахтах Донбасса, хоть и понаехал в него из-под Кировограда. При Волощуке, в начале 80-х, на руднике Кёнигштайн был успешно освоен новый, экологически самый безопасный способ добычи урановой руды – подземное выщелачивание. Но к тому времени работать приходилось с рудой, содержание урана в которой было около 0,7% и менее: «Висмут» добирал последние остатки было роскоши.
В 1989 году на 18 предприятиях СГАО «Висмут» трудились 47 000 человек, но без всякой связи с политическими событиями было очевидно, что «Висмут», дававший нам треть всего нашего урана, доживает последние годы. Из 19 месторождений полностью или частично были выработаны все 19. Новые месторождения, найденные на территории СССР, делали работу «Висмута» всё менее осмысленной.
В 1990 году на предприятии стали готовиться к совсем другой работе: предстояло не только закрыть, демонтировать, вывезти, но и обеспечить радиационную безопасность окружающей среды и населения. Планы были свёрстаны, этапы намечены, вот только выполнять их пришлось уже не нам. Время полного прекращения добычи и обогащения – август 1990 года, время исчезновения государства – ноябрь 1990 года.
Федеральная программа рекультивации территории «Висмута» обошлась Германии в 7 млрд. евро. Исчезли отвалы породы, были засыпаны шахты, удалены любые следы жизнедеятельности огромного предприятия, как, впрочем, и всё прочее, что оставалось от советского атомного проекта. Новые власти закрыли все ГДРовские АЭС, хотя среди них не было ни одной устаревшей. Но изучение состояния энергетической системы Германии – тема хоть и интересная, но она находится явно за рамками Саги о Росатоме.
Вот такой была история немецкого урана. Память о «Висмуте» не исчезла – есть множество сайтов, есть ветеранская организация, в Германии сняли два художественных фильма. Только в Электронной Библиотеке Росатома я насчитал пять книг, в которых история предприятия описывается с разных сторон самым подробным образом. Если у кого-то вдруг появится интерес – с удовольствием подскажу, где что искать, а в этой заметке надо уже остановиться, иначе она станет бесконечной.
Немецкий уран помогал нам очень здорово – и при создании РДС-1, и в мирной части нашего атомного проекта. И предлагаю поставить маленькую такую галочку: не стало урана – не стало ГДР. Совпадение по времени удивительное, а ещё занимательнее, что эту фразу придётся повторять неоднократно.
Что касается территории самой ФРГ, то тут по урановой части всё намного более скучно. Следы урана есть в Баварии и в Шварцшвальде, но руды там настолько бедные и их настолько мало, что ни о какой промышленной добыче речь никогда не шла. Так что сегодня ситуацию в атомной отрасли Германии я могу описать коротко: «Кого-то беспокоит зависимость Германии от российского газа? А вы не чешите её»
Вот такая получилась история с немецким ураном. При Гитлере его найти не смогли – и слава богу. Мы, наши славные дедушки да бабушки – нашли, и нашли много. И снова – слава богу: этот уран помог остановить американскую машину уничтожения, действие которой мир наглядно видел летом 45-го в Японии. С исчезновением СССР и ГДР исчез, и уран. Если кому-то очень хочется – может добавить в атомную тему чуточку мистики.
Заметка опять получилась длинной, придётся ограничиться только Германией. Дальше надо бы уже попробовать прикоснуться к нашему «родному» урану, но, всё-таки, сначала закончим обзор Восточной Европы. Как разделить – где начинается совсем наш уран, а где он был чуточку иностранным, но всё равно нашим?.. Да и нравится мне этот странный лейтмотив, который будет продолжаться и продолжаться.
Был уран в Чехословакии, но не стало Чехословакии и СССР – и нет урана ни в Чехии, ни в Словакии. Был уран в Польской Народной Республике – нет теперь ни ПНР, ни урана на её территории. Был уран в Югославии – далее по тексту. Был уран в Народной Республике Болгария – … Был уран в Венгерской Народной Республике – … И Социалистическая Республика Румыния – тоже была…
Думайте об этом что угодно – я перечисляю просто факты. Уран во всей Восточной Европе исчез вместе с исчезновением СЭВа. Уран был даже в Эстонской Советской Социалистической Республике – пока была жива ЭССР. Есть ли исключения? Есть. Одна штука. Украина. Вот ни слова не скажу про политику, но уран говорит нам: Украина не может быть чужим для России государством! А это вам не хухры-мухры, это, как известно – небесный металл!.. Кремль, Банковская, Белый дом, Брюссель – это всё наносное. Ну, мне так кажется...


Добыча Урана. Самая страшная работа на планете


Более подробную и разнообразную информацию о событиях, происходящих в России, на Украине и в других странах нашей прекрасной планеты, можно получить на Интернет-Конференциях, постоянно проводящихся на сайте «Ключи познания». Все Конференции – открытые и совершенно  безплатные. Приглашаем всех просыпающихся и интересующихся…

Комментариев нет:

Отправить комментарий