ВНИМАНИЕ

Материалы публикуемые в блоге это интернет обзор местных и зарубежных средств массовой информации.
Все статьи и видео представлены для ознакомления, анализа и обсуждения.
Мнение администрации блога и Ваше мнение, могут частично или полностью не совпадать с мнениями авторов публикаций.

воскресенье, 26 июня 2016 г.

Русская кровь в сирийской пустыне

, 26 июня 2016
Просмотров: 327
 Русская кровь в сирийской пустыне

Автор описывает небольшой эпизод сирийской войны с террористами. Вблизи война всегда выглядит не так, как по телевизору. Война это всегда страх, боль, смерть, мужество, героизм, отчаяние и упорство. И это долгожданная победа...
Русская кровь в сирийской пустыне. Часть I
Автор – Семён Пегов


Март 2016-го, последние бои за возвращение Пальмиры. По обе стороны сирийского сражения были выходцы из России. Гайдар и ещё десять добровольцев из батальона «Соколы пустыни» пересекали открытое пространство. От тыловых насыпей к гостинице «Тадмурта», где сейчас передовая.  Последние триста метров. Не зацикливаться на дыхании, не слушать его, бежать.
Воздух был плотным от звуков, хоть на куски раскалывай. За спиной раздавалась мощная отрыжка артиллерии. Над головой пронеслись дружественные российские вертолёты. Гайдар взглянул на железное звено четырёх экипажей, вспахивающее лопастями копчёное небо Сирии.
Сквозь размеренный гул прорвались нервные очереди. Автоматы выплёвывали содержимое наперебой. Свиста пуль слышно не было – значит, свои из отеля прикрывают подход отряда. Несколько песчаных фонтанчиков брызнули, сопровождая траекторию марш-броска. Значит, врага не удалось сбить с толку беспорядочной стрекотнёй.
Наконец, массивные ступени гостиницы. Сквозь болезненную серость в глазах и вязкую тошноту Гайдар увидел почерневшие, высохшие лица «постояльцев». Взгляды блестели от адреналина и восторга. Они дождались подкрепления.
Русская кровь в сирийской пустыне

Свежих однополчан приветствовали боевым кличем, попутно косились на воду. Жажда была сильнее радости встречи. Группа протащила сквозь огонь десять упаковок минералки. Вода ценилась наравне с боеприпасами.
«Мы на точке, потерь нет!» – прохрипел в рацию Халед, двухметровый детина, учившийся с Гайдаром на одном факультете. Заметный во всех отношениях, габаритами привлекательный скорее для вражеских снайперов, чем для студенток.
«Принято!» – поступил ответ из тыла.
Командир группы капитан Халиль тут же хвастливо пробросил: удачно выбрали время. Россияне не так давно отработали с воздуха по штаб-квартирам в игиловском тылу. Сирийская артиллерия атаковала точки ближе к линии соприкосновения. «Хезболла» запустила пару реактивных «подарков» по бункерам террористов. У них сейчас забот хватало.
Халиль считал, что группа подкрепления спокойно добралась до туристического квартала Пальмиры. А у Гайдара не выходили из головы фонтаны песка от игиловских пуль.
Русская кровь в сирийской пустыне

Распределяли воду так, чтобы осталось самим. Вокруг упаковок с минералкой собирались группы одичавших от жажды «соколов». Шесть бутылок Гайдар хотел умыкнуть, знал по опыту: свежих бойцов скоро бросят на задание, потом сиди в засаде без глотка. Но хитрый план раскрыли сослуживцы, едва удалось отбить третью часть запаса.
Пару минут все были заняты страстным поглощением жидкости. Если игиловцы выжидали момент, чтобы пойти в контратаку, они упустили его прямо сейчас.
Утолив жажду, командир роты ополченцев Ибрагим – жилистый пятидесятилетний мужик с седой бородой, старший по гостинице – устроил для новичков экскурсию. Враг с трёх сторон. Впереди, в Старом Городе, прикрывается известными всему миру пальмирскими колоннами и арками. Справа – в оливковых плантациях. Слева – у подножия хребта.
Троих бойцов Ибрагим предложил отвести на крышу, оттуда всё как на ладони, но толпой подниматься не стоит. Завидев скопление, террористы жахнут из миномётов. Крыша у них пристрелена. Гайдар вызвался идти, осмотреться не мешало бы.
Преодолев первый лестничный пролёт, ополченец уже пенял на свою любознательность. Отдышаться после броска до отеля толком не успел, а здесь пять этажей перебежками.
По теням в оконных проёмах боевики палят из снайперских винтовок. Оптика у них навороченная, булки не расслабишь. На первом же пролёте Гайдар чуть не схватил рикошет, пуля чиркнула о мраморные перила и звякнула о стену.
Крыша, как и полагается, была испещрена минными оспинами. Добровольцу не терпелось разглядеть в бинокль знаменитую Аллею Саркофагов.
В университете в Латтакии Гайдар учился на историка. Всё, что связано с древней Пальмирой, вызывало болезненный интерес. Террористы грозились уничтожить памятники при отступлении, разведчики подтверждали: артефакты заминированы. Возможно, последний шанс увидеть их вживую.
Русская кровь в сирийской пустыне

Насладиться античными видами у Гайдара не получилось. Едва настроив резкость линз бинокля, разглядел среди колонн десяток боевиков.
Сорвавшись на крик, сообщил Ибрагиму. Тот выхватил бинокль, убедился. Через секунду они передёргивали затворы калашей и одиночными, экономя патроны, стреляли по чёрному отряду. Игиловцы нырнули в плантации.
– Бесполезно, – отрезал Ибрагим, – из автоматов не достанем.
– Во дворе стоит БМП, покрошим из неё бородачей?
– Спалят машину на открытом пространстве, – раздражался Ибрагим.
От других бойцов, только что прибывших на передовую, посыпались предложения. Запросить помощь у сирийской артиллерии – все видели в тылу десятки батарей. Сообщить координаты русским, чтобы нанесли удар. Ясно же, игиловцы что-то задумали.
Ибрагим посмотрел на советчиков так, что все замолчали. Сухо объяснил: рядом артефакты, никаких ударов с земли или воздуха.
Остаётся одно – зажать террористов в плантациях и вступить в ближний бой. Если боевики углубятся в посадки на достаточное расстояние от памятников – звать авиацию на помощь. А лучше выманить из Старого Города как можно больше этих психов и добивать в тенях оливковых рощ.
Ополченцы не стали спрашивать, из кого сформируют отряд камикадзе. Ребята из группы подкрепления обречённо переглянулись. Гайдар и ещё двое добровольцев, стрелявшие на крыше, начали заправлять патроны в рожки, другие поправляли разгрузки и мельтешили в холле первого этажа.
Гайдар с тоской посматривал на две полторашки с водой, которые удалось оставить у себя: шансов разжиться дополнительными бутылками уже не было, запасы распределены по гостиничным номерам. До плантаций на глаз около километра, несколько минут трусцой. Выдвижение по команде.
Русская кровь в сирийской пустыне

На верхних этажах раздаётся: «Огонь!». Снова пулемёты. «Соколы пустыни» палят из окон, отвлекают внимание, чтобы группу не заметил противник.
Капитан Халиль бежит первым, за ним связист Халед, рация на груди. Пятьсот метров пройдены, среди пустыря обгоревшие баки – отряд из одиннадцати человек как раз может укрыться, передохнуть.
Треск гостиничных пулемётов смолкает. Пустыня, окружающая пальмирские руины, погружается в тишину, слышны только хрипы и откашливания бойцов. Тридцать секунд без боя. А потом гул в воздухе. Российские вертолёты возвращаются. Механический рык оглушает. Дым, разрыв, «соколов» обдаёт песчаной волной.
Кто-то матерится. Гайдар видит обезумевшего Халеда. Он на чём свет поливает русских, чуть не попал под дружественный огонь. Осколок бомбы никого не ранил, но повредил рацию. Она безжизненно валяется у ног.
Негодование радиста сменилось упрёками: вам хорошо сидеть на базе в Хмеймиме, гулять по Латтакии, после вылетов получать звёзды на погоны, пока сирийцы в пустыне ползают, чтобы убивать российских же террористов. Что львиная доля захвативших Пальмиру игиловцев – боевики из Чечни, Дагестана, Узбекистана и других бывших республик СССР, в ополчении знали все.
Но Гайдар не согласился с упрёками соседа. Хотел заткнуть его в грубой форме, но сдержался:
– Полегче, Халед! Среди нас тоже русские есть.
Радист насмешливо вылупился:
– Да ладно! Кто?
– Я, например. Мама русская, родился в Москве.
Отец добровольца учился на инженера в России, там познакомился с москвичкой Екатериной. Детство парнишка провёл в российской столице, даже в первый класс пошёл там, но потом отцу предложили хорошую должность в Сирии и семья перебралась в Латтакию.
Признание Гайдара слегка ошеломило Халеда, но капитулировать было не в его характере. Радист пробурчал что-то типа: погибай сам под дружеским огнём, если не придумаешь, как починить рацию.
Русская кровь в сирийской пустыне

Точку в перепалке поставил капитан Халиль. Скомандовал группе сделать финальный рывок. Через пару минут «соколы» рухнули к корням оливковых деревьев. Кого-то нужно было отправить на разведку местности. Халиль бросил клич, но после кросса желающих не нашлось.
Массивный Халед, которому, чтобы прийти в себя, требовалось больше времени, предложил кандидатуру Гайдара.
– Он русский знает, бородачи часто на нём разговаривают. За своего сойдёт, если поймают.
На жителя средней полосы России Гайдар похож не был, но за кавказца сойти мог. Горцы похожи в принципе.
Как-то московские журналисты снимали на блокпосту. Сирийцы притормозили поприветствовать союзников, Гайдар заговорил на русском. Корреспондент потерял дар речи. Завязали разговор, сделали совместное селфи, пообещали зафрендить друг друга в «Фейсбуке».
Дома Гайдар офигел от количества лайков под снимком. В комментариях прочитал, что его сравнивают с полевым командиром Донбасса, известным как Гиви. Они действительно похожи – заострённый тип лица, нос наподобие клюва, узкие, постоянно сжатые губы. Даже причёски схожие.
Ополченец мало знал о войне в Донбассе, но после фотки ему посыпались сообщения от московских одноклассников. Гиви, как выяснилось, фигура в России популярная. Одни пользователи писали, что Гайдар – это Гиви и есть, отправился в Сирию. Другие – что у донбасского командира брат-близнец на Ближнем Востоке.
Гайдара это веселило. Но в минуту, когда Халед предложил отправить его в разведку, ссылаясь на кровную схожесть с врагами, доброволец хотел наброситься на однокурсника с кулаками. Командир обратил внимание на стычку ещё на пустыре. И, как водится в таких случаях, отправил в дозор обоих. Да и вправду знание языка может принести пользу.
Русская кровь в сирийской пустыне

Ополченцы по очереди перебегали от дерева к дереву. Гайдар недружелюбно посматривал на радиста, тот отводил взгляд. Вдруг «русский» напряжённо замер. Потом махнул рукой, чтобы радист не шевелился. Он слышал разговор боевиков. Пока не мог определить язык. Сквозь оливковую листву просачивались тембры басистых голосов.


Русская кровь в сирийской пустыне. Часть II
Автор – Семён Пегов
Террористы приближались и явно не ждали, что в плантациях кто-то подслушивает. Речь становилась громче. Судя по звуку, теперь они остановились и спорили в полный голос. Гайдар сконцентрировался на разговоре и чуть не фыркнул, когда расслышал русское слово «братан». Обращение террористов из Северного Кавказа.
Говорили быстро, эмоционально, с ярким горским акцентом. Большую часть ополченец разобрать не мог, но хватало и отдельных фраз: «пятьдесят человек», «стрелять из-за деревьев», «с другой стороны», «гостиница», «машина», «взрывчатка».
Русская кровь в сирийской пустыне
Гайдар понял: теперь с Халедом нужно как можно скорее и тише свалить. Информация получена с избытком, оставаться на месте опасно. Оба они алавиты из Латтакии – таких казнят с особым пристрастием. А уж запытать алавита-москвича для радикалов будет как джекпот.
Он дал знак оцепеневшему радисту – оттягиваться назад. Тот повернулся спиной и активнее, чем следовало, начал переступать корни оливковых посадок. Гайдар крался метрах в тридцати от напарника по параллельной траектории. Голоса боевиков постепенно таяли. Ещё метров пятьдесят – и Гайдар с напарником будут вне зоны слуховой досягаемости.
И вдруг неуклюжий Халед наткнулся на острую ветку, распорол рукав гимнастёрки. Затрещала не только форма по швам, но и дерево. Гайдар замер. Началась стрельба.
Гайдар сорвался с места и понёсся в сторону своих, петляя между оливками. Где-то справа ломился сквозь чащу Халед. Выстрелы замолкли. Игиловцы отреагировали на подозрительный звук дежурными очередями, прочесали зелёный сектор и успокоились.
Гайдар сбавил ход. Напарника не слышно. Сердце сжалось. Нельзя возвращаться к отряду без товарища. Но снова рисковать? Мысленно выбирал из двух зол, пока не услышал стоны.
Нашёл радиста в рытвине, где он пустым взглядом смотрел на ногу и что-то бормотал. Шальная пуля рассекла икроножную мышцу, артерии и сухожилия не задеты, кровь останавливалась легко. Гайдар быстро наложил повязку. Должен доковылять до лагеря самостоятельно.
Поддерживать Халеда всё-таки пришлось, хромал сильно. Что злило Гайдара – у радиста заела болванка. По дороге он выл и во всём винил русских – за последний час они стреляли в него дважды, включая вертолёты. И тем не сидится на базе, и эти басмачи понаехали, будто местных мало.
Русская кровь в сирийской пустыне

Гайдар, конечно, обронил сквозь стиснутые зубы (когда волочишь тушу, иначе не можешь), что у террористов нет национальности, но искромётная реплика не убедила раненого умника.
Основная группа ждала их. Все слышали стрельбу в плантациях, капитан Халиль был встревожен. Увидев разведчиков, без лишних вопросов перехватили Халеда, а Гайдара командир отвёл в сторону и протянул бутылку с водой. Сделав один экономный глоток и прополоскав рот, ополченец взахлёб пересказал командиру подслушанное.
Боевиков в посадках не меньше сотни, одна группа планирует атаковать гостиницу с левого фланга, другая пойдёт через пустырь для отвлечения внимания. Пока «Соколы пустыни» будут отстреливаться, из Старого Города к ним отправят автомобиль, набитый взрывчаткой. Смертник приведёт устройство в действие.
Капитан оценил расклад: через пустырь к гостинице не вернуться, в плантациях пятьдесят террористов, «соколов» – одиннадцать. Вступать в прямое столкновение бессмысленно, рация не работает, пацанов в гостинице надо предупредить о заминированной тачке и ещё передать координаты русским, чтобы авиация нанесла удар. Редкий шанс застать террористов без прикрытия пальмирских артефактов.
Гайдар и сам, пока тащил Халеда, прокручивал варианты. Придумал план, но боялся предложить командиру. Идея означала двойной риск с минимальными шансами на успех. Капитан сам спросил Гайдара, и тогда он сказал:
– Давайте разведём костёр.
Конечно, дым заметит противник и начнёт закидывать их самодельными ракетами. У игиловцев их что у дураков фантиков. Зато чёрную гарь можно использовать как ориентир для своих. А посыльный доберётся до штаба и скорректирует огонь российской авиации.
Русская кровь в сирийской пустыне

Пока гонец будет в пути, есть вероятность, что плантации начнёт вспахивать сирийская артиллерия. Откуда им знать, кто решил пожарить шашлыки в оливковой роще. В этом случае несладко здесь станет всем.
Идею вызова огня на себя приняли без энтузиазма, но других вариантов не предложили. Поколебавшись, капитан Халиль согласился и дал приказ одним рыть хоть какие-то углубления, чтобы укрыться от мин, другим – собрать хвороста часа на полтора. Путь до тыловых позиций не близкий, опасный, обходными тропами.
Одиннадцать «соколов» в спешке готовили место костра, обсуждали, у кого больше шансов выжить – посыльного или оставшихся? Решили, что их не так много у всех.
Гайдар добрался до оперативного штаба на катарской вилле. Отсюда открывался вид на всю Пальмиру. Он сообщил координаты русским офицерам в командный центр. Запросил авиаудар на триста метров левее дыма в плантациях.
Русская кровь в сирийской пустыне

Костёр полыхал исправно, столб гари виден отчётливо. Генерал, командующий на этом фланге, признался еле живому добровольцу, что сначала недоумевал. Неужели террористы настолько глупы, что открыли своё месторасположение? Артиллеристы уже вычисляли координаты и собирались пристреливаться. Гайдар подоспел вовремя.
Теперь дело за россиянами. Над виллой пролетели четыре вертушки, сделав вираж над зелёнкой. Над оливковыми деревьями поднялись обширные густые клубы. Дым ополченского костра было уже не разглядеть.
Русская кровь в сирийской пустыне

Гайдар стремительно сбежал по мраморной лестнице виллы и уговорил ребят из сводного подразделения подбросить его как можно ближе к гостинице «Тадмурта». Той самой, куда несколько часов назад их группу во главе с Халилем бросили на подкрепление. Там ополченец собирался ждать сослуживцев, вызвавших огонь на себя. Надеялся, что кто-то из них выжил.
В отеле его вновь встретил Ибрагим. Он будто поседел ещё больше, хотя было уже некуда. Гайдар в подробностях пересказал все события с момента их последней встречи.
Они сидели на крыше ещё три, четыре, пять часов. Ждать было невыносимо. Глаза Гайдара покраснели и слезились от напряжённого наблюдения в бинокль. Ополченец тщетно пытался разглядеть в плантациях отряд.
Русская кровь в сирийской пустыне

На самом закате линзы нащупали, наконец, десять фигур. Бойцы группы Халиля перебежками возвращались через пустырь к гостинице. Один из них заметно прихрамывал.


Секретные материалы. Кто льёт кровь в Сирии? Большой план на БлижнемВостоке


Более подробную и разнообразную информацию о событиях, происходящих в России, на Украине и в других странах нашей прекрасной планеты, можно получить на Интернет-Конференциях, постоянно проводящихся на сайте «Ключи познания». Все Конференции – открытые и совершенно  безплатные. Приглашаем всех просыпающихся и интересующихся…

Комментариев нет:

Отправить комментарий