ВНИМАНИЕ

Материалы публикуемые в блоге это интернет обзор местных и зарубежных средств массовой информации.
Все статьи и видео представлены для ознакомления, анализа и обсуждения.
Мнение администрации блога и Ваше мнение, могут частично или полностью не совпадать с мнениями авторов публикаций.

вторник, 24 мая 2016 г.

ЗВЁЗДНЫЙ ВЕК РУССКИХ КРЕПОСТЕЙ.

kadykchanskiyе
Историю лучше изучать по этикеткам. Это факт. Официальным источникам, к которым отсылает академическая наука, веры нет и быть не может в принципе. А вот то, что не содержит, на первый взгляд, прямых указаний на события, зачастую цензура и упускала. Одним из таких источников является «Путешествие в Святую землю священника Лукьянова» 1711г. в двух томах.



Москва – Калуга – Белев – Орёл – Севск – Глухов – Кролевец – Нежин – Киев – Фастов – Немиров – Сорока – Яссы – Галац. Полторы тысячи километров на лошадях, далее до Константинополя на корабле.


К моему великому сожалению, второй части книги мне отыскать так и не удалось, поэтому придётся ограничиться только описанием первой половины путешествия, от Москвы до западного побережья Чёрного моря.

Нужно отдать должное литературному дару попа Лукьянова (поп это не ругательство, это обычное на тот момент времени, название сана). Несмотря на то, что изложение ведётся на старорусском языке, читается повесть на одном дыхании. Объём произведения достаточно велик, поэтому я ограничусь только кратким изложением, и приведу лишь несколько ярких цитат.

Первое, что бросается в глаза, это необычайная доброта, искренность и доверчивость не только самого попа Лукьянова, но и, судя по описанию, большинства жителей России и Малороссии тех времён. Эпитет «миленький», встречается на страницах описания едва ли не чаще всего, до тех пор пока путешествие происходит по землям русским. Правда он практически исчезает со страниц после того как паломники оказываются в местах, где бесчинствуют крымчане и турки. Но об этом ниже.

Обращает на себя внимание тот факт, что описываемые события происходят в 1711 году, и по странному совпадению в тех же местах, где спустя всего полгода разыграются драматические события, известные по учебникам как «Прутский поход Петра I». Тогда тридцати-восьми тысячное войско под командованием непонятно кого, толи Шереметьева, толи самого Петра оказалось в окружении превосходящей по численности армии османов и крымских татар.

Можно было бы не связывать эти события воедино, если бы не одно «НО». Поп Лукьянов, перед совершением паломничества ко гробу господнему в Иерусалиме, лично получил из рук самодержца охранную грамоту!Этот факт даже у неискушённого читателя неминуемо должен вызвать вопросы.

Будь я совершенно наивен, я бы не придал этому факту большого значения. Ну мало ли как было заведено в те времена. Однако теперь я смотрю на такие вещи как человек, достаточно хорошо изучивший методы проведения разведывательных операций. Пётр был молод и неопытен, но не дурак. Без детальной разведывательной подготовки он не мог начинать войну против крымского Хана, которого поддерживали османы. Значит вероятность того, что паломничество было прикрытием для разведки, стремится к 100%.

Скорее всего Лукьянов был шпионом Петра Первого, и из каждой посещённой крепости отправлял депеши в Москву. Впрочем, вернёмся к началу похода. Первой крепостью на пути из Москвы была Калуга, описанию которой авторор уделил не много внимания.



Далее на пути была  крепость Лифин:



Немного странно выглядит дата начала путешествия. Зачем отправляться в путь в самые морозы, если можно было спокойно трогаться после окончания распутицы и в тёплую погоду, ведь путь лежал на юг, и при наступлении осени путешественники уже были бы в климатической зоне, позволяющей путешествовать, не обращая внимания на капризы погоды? По моему, этот факт подтверждает конспирологическую подоплёку предприятия. Разведданные Петру были нужны к тому моменту, когда станет тепло и сухо, чтобы конница не увязла во время броска на Азов.

Второй забавный момент. Первое января здесь указано прямо: - «Обрезание Господа…». Оказывается в те времена никто и не скрывал сути празднования «нового goda».

А ещё насторожило, что в разгар зимы, в январе, путешественники ехали на телегах, да ещё и Ока "наводнилась". Это нормально было так?


Идентифицировать на современной карте город Лифин мне не удалось. Могу только предположить, что сегодня это Перемышль. В «земляной крепости» Лифина, Лукьянов показал царскую грамоту, и был обеспечен всем необходимым для следования в Белев. Тут следует указать, что каждый город, где останавливались путешественники, за исключением остановок в лесу или в поле, был крепостью. Почти все крепости были «земляными», за исключением трёх или четырёх. 

Если бы я читал книгу до того как увлёкся изучением «звёздных крепостей», я не обратил бы на этот факт особенного внимания. Сейчас же ясно видно, что система городов допетровской Руси состояла из сети крепостей – звёзд. И отличались города друг от друга только тем, как было расположено жильё в нём (имелось ли снаружи, или только в нутрии), и как была оборудована сама «звезда». Т.е. имелись ли дополнительные сооружения кроме земляных валов, или не имелись.

После Лифина, Лукьянов подробно описывает, как паломничество встречали в граде Белеве.



Чертёж крепости Белев.

Поражает гостеприимство и щедрость жителей городов и селений, которые встречаются на пути паломников. Удивительные выводы о сказочной красоте русской души напрашиваются сами собой. С какой любовью относятся местные к путешественникам, просто невозможно передать в кратком пересказе описаний Лукьянова.

Огромную ценность имеют описания быта простых людей, купцов, стрельцов и воевод. Напрочь рушатся все представления о «лапотной Руси». Автор с великой скрупулёзностью приводит цены на продукты, корм для лошадей, дрова, и товары которыми торгуют в гостиных дворах. Получается, что уровень благосостояния жителей провинции был намного выше, чем у Москвичей, потому, что доходы везде были примерно равные подати тоже взимались единые, но цены в провинции были намного ниже, чем в Столице.

Примечательно, что у военных был ещё и собственный бизнес! Стрельцы ночью несли караул на стенах крепостей, а днём торговали на «ярмонках». Прямо - таки удивительный факт.

Подробного описания заслужил Орёл. По меркам начала восемнадцатого века это был настоящий мегаполис.



Как и в предыдущих местах, путешественников встречали радушно, гостеприимно, предоставили кров, обильные угощения и свежих лошадей. Надо сказать, что царская грамота до сих пор требовалась не часто. Обычно, всё необходимое путешественники получали бесплатно, или за умеренную плату в монастырях и постоялых почтовых дворах.

Следующим крупным городом был Севск.



В этом городе паломники впервые почувствовали, что находятся в военном городе, где без содействия воеводы обойтись не удалось. Прямо об этом автор не говорит, но по описаниям легко угадывается, что служба в гарнизоне ведётся в режиме постоянной полной боевой готовности. Воевода даже выделил провожатых, чтоб показать безопасную дорогу на Глухов, следующую звёздную крепость на пути из Севска в Киев.

Автор подробно описывает как провожатые несколько вёрст провожали обоз за город, и после, ещё долго стояли на дороге, и кланялись во след, пока последняя телега не скрылась из виду. И опять Лукьянов называет провожатых словом «миленькие», бесчисленное количество раз.


Крепость Глухов.

В Глухове, который уже в Малороссии, путешественники впервые сталкиваются с новыми обычаями. Стрельцы грубят, и в город не пускают. Приходится воспользоваться царской охранной грамотой. Только после того, как гетман прочёл бумагу, путешественников впустили в город, и обеспечили ночлег, пищу и дали свежих лошадей.

По мере приближения к Киеву, у Лукьянова всё чаще появляются описания неприглядных событий и обстоятельств, с которыми им не приходилось встречаться в Московии. Чем ближе к Киеву, тем бедственнее положение простого народа в городах, посещённых паломниками.

Кролевиц и Нежин оставили массу неприятных впечатлений.






Совсем другое дело Киев. Здесь обращает на себя внимание очень подробное описание блеска и нищеты самого большого на Днепре города.



При том, что цены в Киеве не высоки, в городе огромное количество сирых и убогих. Великолепные монастыри и храмы, засилие жидов, которые никому подати не платят, а только торгуют и дают деньги в рост. Причём если с торговли уплачивают мелкую дань, то обмен гривен и рублей на талеры даёт им доход, который никаким оброком не обложен.

Вот так история! Века идут, а ничего не меняется. Даже название «резервная валюта» практически не изменила. Доллар то ведь просто искажённое название талера, который в Московии назывался ефимком. А судя по описаниям Лукьянова, талер был той валютой, которая имела хождение на всём пути их следования. И в «обменниках» сидели жиды (не путать с вульгарным прозвищем евреев, жиды до двадцатого века было общеупотребительным словом, не имеющим обидного подтекста).


Золотые ворота в Киеве. Такими их застал Лукьянов. Явно они пережили ещё тот потоп, библейский. Входом во что они были, нам уже не узнать никогда.



А вот и ещё одна загадка. Виноградники в Киеве... Слышали? Тоже не слышали? Фу... Думал уже, что я один такой...

Киеву автор уделил самое большое внимание, и отвёл ему в описаниях множество страниц. И это был последний безопасный и цивилизованный город на пути странников. Далее их путь был наполнен неимоверными страданиями, трудностями и опасными приключениями. Проводники, знавшие дорогу постоянно сбегали, из-за того, что городов стало меньше, чаще приходилось ночевать в степи, под открытым небом, появились проблемы с провизией и лошадьми. Следующей «звездой» на пути, был Фастов. 




При описании Фастовской крепости, автор не скупится на описания крайней нищеты жителей. Подробности потрясают своей натуралистичной жестокостью. Видно, что ничего подобного путешественники и представить себе ранее не могли. Где это видано, что люди в феврале живут нагишом в простых ямах! Значит прав был академик Миллер, который утверждал, что славяне дикари, жили в ямах.

Далее, по пути в Немиров, Лукьянов с горечью описыват сотни разорённых селений, встречавшихся на пути. И места благодатные, да только не приживается тут никто. Только отстроятся, заживут, как набегают татары, всех грабят, а людей в полон уводят. На пути по нескольку дней не встречалось ничего, кроме останков лошадей и путников погибших от степных пожаров, голода или от рук разбойников. Поэтому отдых на берегах Южного Буга, под защитой Немировской крепости затянулся на продолжительное время. А потом путь лежал на Сороки.



Вот так… Не Б – У - г, а БОГ – Река на самом деле…

Воевода Немирова, прочёв грамоту, данную попу Лукьянову Царём Петром Первым, так же обеспечил миссии запас провизии, кров, и свежих лошадей. Хотя сначала, пытался взять с них дань. Факт очень примечательный. Ведь формально, эти земли ещё не входили в состав Российской империи. Почему же воевода подчинился?

В крепости Сорока, хозяйничали турки, зато было множество монастырей.



Приют паломникам дал игумен одного из них. И немало удивил христиан тем, что позволяет себе "пить" табак.


Вот так… А вы думали, что «тюмень» это «темень»? Нет, это тютюн, он же табак.

Затем был тяжёлый переход до крепости Яссы, где миссия лишилась и толмача, и проводника, которые попросту сбежали, побоявшись идти дальше в горы, где «беспредельничали» башибузуки, и прочее отребье из всякого лихого люда. Кроме того, значительная часть обоза из числа купцов так же развернулись назад, и отказались идти неведомыми тропами по диким горам и ущельям. Продолжение экспедиции было поставлено под удар, и только настойчивость и находчивость старшего «резидента», позволили не сорвать операцию.



Бухарест, это БУКВА РЕШИ! Неожиданно, однако...

Там к ним прибился казак Петька, который узнав, что отряд следует в Иерусалим, бросил все дела, ради дальних странствий. 
И стал неоценимым помощником для «гражданских». Тут так же можно сделать предположение о том, что спецназовец казак был приставлен специально, для усиления миссии в условиях, резко усложнившейся ситуации.

Путь из Яссы в Галац был самым опасным и трудным. Новый проводник, которого Лукьянов нанял, оказался пройдохой, который ради грошей был готов на всё, даже к чёрту на рога.

Уже в пути выяснилось, что дороги он не знал совершенно, и обоз постоянно путался, возвращался назад, петлял, но с великими приключениями добрался таки до Галаца.

Там путешественники продали лошадей, и арендовали место на одном из кораблей, отплывающих вниз по Дунаю в Чёрное море, чтоб по штормящим водам пробраться вдоль побережья до Константинополя. На описании своих мук от морской болезни, поп Лукьянов заканчивает первую книгу.

Вероятно, из второй книги так же можно много почерпнуть ценных сведений, но даже если мне удастся её разыскать, это уже будет история совсем не звёздных крепостей допетровской Руси.

Источник

Комментариев нет:

Отправить комментарий