ВНИМАНИЕ

Материалы публикуемые в блоге это интернет обзор местных и зарубежных средств массовой информации.
Все статьи и видео представлены для ознакомления, анализа и обсуждения.
Мнение администрации блога и Ваше мнение, могут частично или полностью не совпадать с мнениями авторов публикаций.

пятница, 13 мая 2016 г.

Антон Благин. Эх! Писали бы вы, паразиты, на своём говённом жаргоне...


Это очень необычное произведение состоит из трёх частей. Впервые оно было опубликовано 12 августа 2013 года. Поскольку данная "трилогия" является воистину бессмертным произведением, я считаю своим долгом периодически перепубликовывать его, чтобы ознакомить с ним новое поколение читателей.
Часть 1: Письмо А.И. Куприна, адресованное Ф.Д.Батюшкову, от 18 марта 1909 г. 
Хранится в Отделе рукописей Института русской литературы (Пушкинский дом) АН СССР. Фонд 20, ед. хран. 15, 125, ХСб 1.

"... Все мы, лучшие люди России (себя я причисляю к ним в самом хвосте), давно уже бежим под хлыстом еврейского галдежа, истеричности, еврейской многовековой спайки, которая делает этот избранный народ столь же страшным и сильным, как стая оводов, способных убить лошадь.
Ужасно то, что все мы сознаём это, но в сто раз ужасней, что мы об этом только шепчемся в интимной компании, а вслух сказать не решаемся... 
Можно печатно иносказательно обругать царя и даже Бога, а попробуй-ка еврея! Ого-го! Какой вопль и визг поднимется, особенно среди этих фармацевтов, зубных врачей, особенно среди русских писателей — ибо, как сказал один очень недурной беллетрист Куприн, каждый еврей родился на свет Божий с предначертанной миссией быть русским писателем!
Я помню, что ты в Даниловском возмущался, когда я звал евреев жидами. Ты тогда делал это искренне. И уж если теперь ты рассердился на эту банду литературной сволочи — стало быть они охамели от наглости.
Прелестный Крым обратили в дом проституции. Сожрали Польшу. Обуздывают Финляндию. Устроили бойню на Дальнем Востоке (речь о русско-японской войне 1904-1905 гг. - Комментарий А.Б.) и вот ей богу, по поводу всего этого океана злавыпущено гораздо меньше воплей, чем при недавнем инциденте с одним евреем Шоломом Ашем.
Выражаясь тем же жидовским современным газетным языком, отчего? От того, что и слону и клопу одинаково больна боль, но раздавленный клоп больше воняет!
Мы русские, так уж созданы нашим русским богом, что умеем болеть чужой болью как своей. Сострадаем Польше, распинаемся за еврейское равноправие, волнуемся за Болгарию. Никто не способен так великодушно бросить свою жизнь псу под хвост во имя призрачной идеи о счастье будущего человечества, как это делаем мы. И пусть так. Твёрже, чем в завтрашний день верю в великое мировое зaгaдoчное предначертание моей страны и люблю её безграничную христианскую душу. Но я хочу, чтобы евреи были изъяты из её материнских забот!
Постараюсь пояснить тебе. Один парикмахер стриг господина и вдруг, обкорнав ему полголовы, сказал "извините", побежал в ближайший угол мастерской и стал ссать на обои, и когда его клиент окоченел от изумления, фигура спокойно объяснила: "Ничего-с, Все равно завтра переезжаем-с".
Таким цирюльником во все века и во всех народах был жид, со своим грядущим Сионом, за которым он всегда бежал и бежит как голодная кляча за куском сена, повешенным впереди её оглобель.
Этот инстинкт сказывается в их скорбных глазах, в их неискоренимом рыкающем акценте, в плачущих завываниях в конце фраз, в тысячах внешних мелочей. Но главное, в поразительной верности религии, в гордой отчужденности от всех других народов.
В течение 5000 лет каждый шаг еврея был направлен одной религией — от рождения до смерти, в беде, питье, спанье, ненависти и веселье, в шёпоте матери над ребёнком, в приветствиях и обрядах. И везде вырабатывалась бесповоротная брезгливость к гою. И потому каждый еврей ничем не связан со мной: ни землёй, ни языком, ни Природой, ни кровью, ни любовью, даже ни ненавистью.
Идёт, идёт еврей в Сион, вечно идёт. Каждая клеточка его тела стремится в Сион. К чему же еврею строить в чужой стране свой дом украшать чужую землю цветами, уважать чужой труд, хлеб, воду, обычаи, язык. Всё будет во сто крат прекраснее там, в Сионе.Оттого он и вечный странник со своим стихийным кровным презрением ко всему нашему, земному. Оттого-то он грязен физически, оттого во всём творческая работа у него третьесортная, оттого он опустошает так зверски леса, оттого он равнодушен к Природе, чужому языку и судьбам народов, оттого он чаще всего торговец живым товаром, вор, обманщик, провокатор, шпион, оставаясь, впрочем, чистым евреем.
Но я согласен не винить еврея за его презрительность, надменность, за чуждый нам вкус и вонючий запах его души. Я готов даже в чем-то помогать им. Но есть одна область — область языка, где не могу позволить бесчинство. Ведь никто, как они, успели внести и вносят в прелестный русский язык сотни немецких, французских, польских, торгово-условных телеграфно-сокращенных нелепых и противных слов.
Они создали теперешнюю ужасную по языку социал-демократическую брошюрятину. Они внесли припадочность, истеричность и пристрастность в критику и рецензию. Они же, начиная от "свистуна" М. Нордау и кончая засраным Оскаром Норвежским, полезли в постель, в нужник, в столовую, в ванную к писателям. Мало ли чего ещё они наделают с русским словом.
Ради Бога, избранный народ! Идите в генералы, инженеры, учёные, доктора, адвокаты — куда хотите! Но не трогайте нашего языка, который вам чужд и который вы обсосали и вывихнули.
Эх! Писали бы вы, паразиты, на своём говённом жаргоне и читали бы сами себе вслух свои вопли. И оставили бы совсем, совсем русскую литературу. А то ведь привязались к русской литературе, как к мягкосердечному черезчур человеку старая истеричная припадочная б...дь, найденная на улице. И держится она около него воплями, угрозами скандалов, клеветой, шантажом, анонимными письмами. И самое верное средство — это дать ей однажды ногой по заднице и выбросить за дверь в горизонтальном направлении".
18 марта 1909 г. А.Куприн 
Возможно современному человеку сразу и не понять, отчего это русский писатель Александр Иванович Куприн 107 лет назад так осерчал на писателей-евреев, пишущих на русском языке. А осерчал он за то паскудство, которое евреи-писатели привносили с помощью русского языка в русскую культуру, в русскую политику, в сознание не искушённых в сочинительстве лжи и грязных памфлетов русских людей.
Чтобы было понятно о каком-таком паскудстве писателей-евреев идёт речь, я приведу в качестве примера два современных памфлета. Один принадлежит перу Ильи Мильштейна и написан на Путина, другой принадлежит перу Эдварда Радзинского и написан на Сталина
Оба автора постарались максимально художественно, используя всё богатство русского языка, как можно смачнее плюнуть в ненавистные лично им исторические фигуры. Так плюнуть, чтобы народ обязательно зааплодировал их писательскому мастерству.
Вот именно этот "талант" писателей-евреев и возбудил душу А. Куприна настолько, что он был вынужден написать:
"...я согласен не винить еврея за его презрительность, надменность, за чуждый нам вкус и вонючий запах его души. Я готов даже в чем-то помогать им. Но есть одна область — область языка, где не могу позволить бесчинство... Ради Бога, избранный народ! Идите в генералы, инженеры, учёные, доктора, адвокаты — куда хотите! Но не трогайте нашего языка, который вам чужд и который вы обсосали и вывихнули..." 

Часть 2: Памфлет Ильи Мильштейна: "Поход в прошлое":
2jmj7l5rSw0yVb-vlWAYkK-YBwk=cGhvdG9zL2dhbGxlcmllcy8yMDEzL2dpLTE0NjEtNTc5Mi1iaWcuanBn
Понимаете, он тоже человек. А человеку иногда хочется побыть одному, особенно в такой день. Только не в комнате, не в четырех стенах и даже не во дворце, который со всеми своими парками, садами, кипарисами, толпами обслуги и охраны остается все той же разросшейся питерской коммуналкой, навороченной клеткой для попугая, чья жизнь удалась. Хочется всех послать и быстрым шагом пройтись по улицам родного города, как бы удерживая горе. И он пересекает кадр в темном костюме, где-то на заднем плане жмется к стенам охрана, и это еще можно было бы назвать "публичным одиночеством", если бы его действительно окружала, не узнавая, санкт-петербургская толпа.
Три дня прошло, а тема не отпускает.
Мы ведь привыкли к другому Путину, и если описывать его одним словом, то это будет слово "бесчеловечность". Соединенная с некими странностями, со всеми этими поцелуями в пупок и в чешую, с демонстративным плейбойством на фоне природы, на фоне гимнастки, на фоне Беслана. А если мы видим его в слезах, то ответ знает только ветер.
Но вот он подходит к автомобилю, разворачивается и удаляется быстрым шагом в сопровождении телеооператоров "Раши тудей". "Понимаете, я тоже человек, – как бы сообщает он городу и миру, двигаясь в сторону улицы Ватутина мимо страшноватых машиностроительных пейзажей. – А человеку иногда хочется побыть одному, особенно в такой день".
Всё дело в том, что скончавшийся 7 августа заслуженный тренер России Анатолий Рахлин был не просто значимым человеком в его жизни. В книге "От первого лица" своего бывшего тренера по самбо Путин вспоминает с той великой благодарностью, с какой говорят о людях, перевернувших судьбу. 
"Тренер сыграл в моей жизни, наверное, решающую роль, – рассказывает он. – Если бы спортом не стал заниматься, неизвестно, как бы всё дальше сложилось. Это Анатолий Семенович меня на самом деле из двора вытащил. Ведь обстановка там была, надо честно сказать, не очень".
Собственно, из книги это вычитывается вполне однозначно: мальчик по имени Владимир Владимирович мог со своего двора уйти только в двух направлениях – в мир уголовный или в КГБ. Такие были у него наклонности, жизненные представления, идеалы. Парадоксов тут искать не нужно, ибо эти миры в России пересекаются так плотно, что уже и не поймёшь, где кончается условный Дед Хасан и начинается безусловный Патрушев или там Бастрыкин. От блатной лексики и психологии Путин не избавился и в Кремле, и это тоже совсем не удивляет.
Честный спорт, равно и общение со старшим, сильным и, судя по всему, порядочным человеком стали для подростка Володи Путина способом социализации. 
Характер и биография определили жизненный выбор, который обернулся такой фантастической удачей – из "Штази" в князи. Оттого о своём тренере он отзывается как о втором отце. Оттого весть о его кончине так потрясает президента, и он, воскрешая в памяти детство и растравляя боль, стремится хоть несколько минут побыть в прошлом, и это вроде бы несложно, ведь промышленные ленинградские декорации ничуть не изменились. Гуляй, вспоминай, возвращайся.
Только это невозможно. И не только потому, что в прошлое не вернешься и никого не воскресишь. Главная беда в том, что пацан из питерской подворотни очень круто поднялся, дослужившись до президента, и это значит, что любое своё действие он должен заранее согласовывать с охраной. Он политик, и это значит, что побыть одному не удастся и каждый его шаг в этом путешествии запечатлеет "Раша тудей". Поэтому он обрёчен идти по вымершему городу Санкт-Петербургу, как год с лишним назад, в день инаугурации, ехал по вымершей Москве.
Человеком быть не очень получается...
Получается другое. Неловкая демонстрация скорби, которую в тот же день покажут по всем гостелеканалам и запустят в Сеть. Рунет откликнется соответствующими комментариями, среди которых самые глубокомысленные будут посвящены его одиночеству, а музыкальный клип, сопровождаемый знаменитой мелодией из "Крестного отца", отыграет образ безутешного мафиозо. Эта нечеловеческая музыка завершает сюжет, который давно уже перестал быть новостным, но все не отпускает. Ибо сюжет вечный: смерть, память, утрата, человеку плохо.
Источник: Grani.ru
Часть 3. Памфлет Эдварда Радзинского: "СТАЛИН  АНТИСЕМИТ С ДЕТСТВА".
Сталин
Цитирую текст из книги Радзинского «Сталин». 
Бесо (отец Сосо, как звали Сталина в детстве) был сапожником, пил как сапожник и нещадно бил Сосо и его мать. Мать Кэкэ, защищая Сосо, нередко давала отпор пьяному мужу. Семья развалилась. Бесо уехал в Тифлис.
«Жуткая семейная жизнь ожесточила Сосо. Он был одержимым, грубым, упрямым ребёнком», – так описала его 112-летняя Хана Мошиашвили, подруга Кэкэ (матери Сталина), грузинская еврейка, переехавшая в 1972 году в Израиль из Грузии.Мать, ставшая главой семьи, кулаком смирявшая мужа, теперь воспитывает сына одна, беспощадно бьёт за непослушание. Так что он имел все основания спросить её впоследствии: «Почему ты меня так сильно била?»
Бить! – навсегда входит в его подсознание. Это слово станет у него самым любимым в борьбе с политическими противниками. И ещё одно жестокое чувство было заложено в нём с детства. Антисемитизм не присущ Кавказу – это некая Вавилонская башня, здесь издревле живут бок о бок бесчисленные народы...
Князь А. Сумбатов писал: «Грузия никогда не знала гонений на евреев. Недаром по-грузински нет оскорбительного слова «жид», но есть единственное слово «урия» – еврей». Евреи в Грузии были мелкими торговцами, портными, ростовщиками и сапожниками. Евреи-сапожники прекрасно тачали грузинские сапоги на любой вкус. И за то, что они были состоятельными, за то, что в совершенстве знали своё ремесло, их ненавидел пьяный неудачник Бесо. 
С раннего детства отец преподаёт Сосо начатки злобы к этому народу. С отъездом Бесо Кэкэ продолжает исполнять обет: маленький Сосо должен стать священником. Нужны были деньги на учение, и она берётся за любой труд: помогает убираться, шьёт, стирает. 
Кэкэ знает: у мальчика необыкновенная память, он способен к наукам, музыкален, как мать, а это так важно для церковной службы. Кэке часто работает в домах богатых торговцев-евреев – туда рекомендовала её подруга Хана. С нею приходит худенький мальчик. Пока она убирает, смышленый малыш забавляет хозяев. Он им нравится, этот умный ребенок.Одним из таких хозяев был Давид Писмамедов, еврей из Гори. «Я часто давал ему деньги, покупал учебники. Я любил его, как родного ребёнка, он отвечал взаимностью...», – вспоминал он. Если бы он знал, как горд и самолюбив этот мальчик! Как ненавидел каждую копейку, которую брал!
Через много лет, в 1924 году, старый Давид поехал в Москву и решил навестить мальчика Сосо, ставшего тогда Генеральным секретарём правящей партии.
«Меня не впустили к нему сначала, но когда ему сообщили, кто хочет его видеть, он вышел сам, обнял меня и сказал: «Дедушка приехал, отец мой».
Как хотелось Сталину, чтобы Давид, когда-то большой богач, увидел, кем стал он, жалкий попрошайка! До конца своих дней он наивно продолжал сводить счёты со своим нищим детством... Но именно в детстве униженность любимой матери, вечное недоедание и нищета родили в болезненно самолюбивом мальчике ненависть. Прежде всего к ним – к богатым торговцам-евреям.
Хана Мошиашвили вспоминает: «Маленький Иосиф привык к нашей семье и был нам как родной сын... Они часто спорили – маленький и большой Иосиф. Подросши, Сосо часто говорил большому Иосифу: «Я тебя очень уважаю, но смотри: если не бросишь торговлю, не пощажу». Русских евреев он всех недолюбливал.
Эти же мысли через много лет выскажет его сын Яков. Попав в плен во время войны, он говорит на допросе: «О евреях я могу только сказать: они не умеют работать. Главное, с их точки зрения, – это торговля».
К этому примешивалось чувство ревнивой обиды. Именно тогда поползли тёмные сплетни о матери, которая ходит по домам богатых евреев.Так формировался у маленького Сосо странный для Кавказа антисемитизм.
Его друг Давришеви вспоминал, как бабушка читала им Евангелие, историю предательского поцелуя Иуды. Маленький Сосо, негодуя, спросил: "Но почему Иисус не вынул саблю?"
– Этого не надо было делать, – отвечала бабушка. – Надо было, чтобы Он пожертвовал собой во имя нашего спасения. Но этого маленький Сосо понять не в силах: всё детство его учили отвечать ударом на удар. И он решает сделать самое понятное – отомстить евреям!
Он уже тогда умел организовывать дело и оставаться в стороне, страшась тяжёлой руки матери. План Сосо осуществили его маленькие друзья – впустили в синагогу свинью. Их разоблачили, но Сосо они не выдали. И вскоре православный священник сказал, обращаясь к прихожанам в церкви: «Есть среди нас заблудшие овцы, которые несколько дней назад совершили богохульство в одном из домов Бога». И этого Сосо понять не мог. Как можно защищать людей другой веры?»
(Эдвард Радзинский, «Сталин», издательство «Вагриус», Москва, 1997).
Комментировать первый опус Ильи Мильштейна я не буду. А вот второй – прокомментирую. 
Эдвард Радзинский, еврей польского происхождения, был уверен, что Сталин всю свою сознательную жизнь: с ранней юности и до самой смерти только то и делал, что мстил евреям! Это чудовищная клевета!
За годы учёбы в семинарии Сталин научился хорошо разбираться в людях, прежде всего он научился отличать плохих евреев от хороших.
«По плодам их узнаете их», – сказано в Писании о врагах рода человеческого. По делам их он и стал их различать. К тому же он знал о мечте Христа – сделать евреев свободными. Свободными от рабства богу Иегове и от исполнения «богоданного» закона Моисеева, который предписывает евреям поступать в отношении к другим народам сугубо по расистски: «убей!», «укради!», «истреби!», «сожги огнём!» и т.д. 
Сталин поклялся себе: когда он придёт к власти в Русском государстве, он непременно осуществит давнюю мечту Христа и освободит всех евреев от исполнения этого ужасного закона...
И он исполнил таки данную себе клятву! Оказавшись во главе СССР, хороших евреев Сталин приближал к себе, назначал на ответственные посты, давал им важные задания, награждал правительственными наградами и премиями. Плохих он отправлял в «чистилище», где военный трибунал или суд определял меру наказания злодеям: одним принудительные работы в лагере, другим – расстрел.
Такую политику Сталин проводил все годы своего правления, никак не афишируя её, чтобы не навредить делу по созданию первого в мире государства рабочих и крестьян.
Тем самым он в полной мере осуществил мечту Христа – сделать миллионы евреев свободными!
Очень многие евреи, жившие не только в СССР, но и за его пределами, уважали и боготворили его за это. Например, среди проживавших в США и в Германии евреев было немало таких, кто безвозмездно, чисто из идейных соображений (!) из симпатии к социалистическому строю и лично товарищу Сталину (!) помогал Советскому Союзу разведывательными данными, рискуя при этом своими жизнями. Подвиг супругов Розенберг, казнённых в 1953 году в США за шпионаж в пользу СССР – яркий тому пример.
Лишь за несколько дней до своей смерти Сталин раскрыл советскому народу секрет, что всю свою сознательную жизнь он боролся со страшным врагом трудящихся всего мира –сионизмом. В конце февраля 1953 года Сталин отдал распоряжение, чтобы в газете «Красная Звезда» было напечатано короткое сообщение, раскрывающее советскому народу глаза на существование в мире международной сионской мафии
Это было сделано прежде всего для того, чтобы граждане СССР излечились от так называемого «антисемитизма» и начали понимать, что евреи бывают разные: есть просто евреи, а есть евреи-сионисты. Это как в годы Второй мировой войны былинемцы и были фашисты. И те и другие – были немцами, только мозги последних были изуродованы привитым им человеконенавистническим учением о превосходстве их расы над всеми остальными. 
Сионисты – те же фашисты, только еврейские, и все должны это понимать. Чтобы разъяснить это всем советским людям Сталин и дал указание опубликовать в газете «Красная звезда» в феврале 1953 года следующие слова:
«Борьба против сионизма не имеет ничего общего с антисемитизмом. Сионизм – враг трудящихся всего мира, евреев не менее, чем неевреев».

Вот за эту бескомпромиссную борьбу Сталина с евреями-сионистами его и ненавидят сегодня все члены международной иудейской мафии
И вот почему имя этого великого человека ничего кроме истерики у них не вызывает.
gvozdiki_Stalinu
12 августа 2013 г. Мурманск. Антон Благин
Post scriptum
Имеет смысл сказать в догонку о "говёном еврейском жаргоне", который евреи привнесли в русскую культуру:
ВЕЛИКИЙ И МОГУЧИЙ ВОРОВСКОЙ ЖАРГОН ("ФЕНЯ"):
Воровской жаргон пришёл в русский язык из иврита и идиша после того, как в местах компактного проживания евреев в Российской Империи сформировались этнические (в данном случае еврейские) организованные преступные группировки (ОПГ). 
Евреи говорили на иврите и идише, а полицейские их не понимали, так как евреев служить в полицию не брали. Поэтому постепенно эти непонятные для полицейских термины превратились в устойчивый русский блатной жаргон. 
Вот некоторые из них:
Ботать — בטא (боте) выражаться. ביטוי (битуй) выражение.
Феня — אופן (офен) способ. ביטאי באופן (Битуй беофен) — ботать по фене — выражаться особым способом, непонятным для окружающих.
Фраер — Frej — свобода (идиш) Фраер — не сидевший в тюрьме, не имеющий тюремного опыта.
Блатной. Die Blatte (идиш) — лист, бумажка, записочка. Тот, кто устраивался по блату, имеющий бумажку от нужного человека.
В воровском жаргоне блатной — свой, принадлежащий к уголовному миру.
Шахер–махер. סחר מחר иврит (сахер мехер). «Махер» — это значит продавать, а «шахер» — товар.
Хевра — криминальная общность, банда. Иврит חברה (хевра) – компания
Ксива — записка. Иврит כתיבה (ктива) — документ, нечто написанное (в ашкеназском произношении иврита (т)ת часто меняется на «с». К примеру «щабес» вместо «шабат»).
Клифт — пиджак. Ивр. חליפה (халифа) — костюм.
Малина (воровская) — квартира, помещение, где скрываются воры. От מלון (малон) — гостиница, приют, место ночлега.
Хана – конец. חנה – ивр. хана – делать остановку в пути, привал. Это корень очень широко распространен в иврите (ханая, - автостоянка, ханут – склад, магазин).
Отсюда же и слово «Таганка» произошедшее от слова תחנה (тахана) — станция, остановка, стоянка. Так сначала неофициально, а потом и официально называлась тюрьма, в которую привозили заключенных со всей страны (европейской части страны) перед отправкой в Сибирь.
Марвихер — вор высокой квалификации. מרויחר марвихер (идиш) – зарабатывающий деньги от ивр. מרויח марвиах — зарабатывает.
Хипеш — обыск.
Хипесница — воровка. Ивр. חיפוש (хипус) – поиск, обыск.
Параша — слух. Ивритское слово פרשה (параша) означает комментарий (или дурнопахнущая история).
Бан — вокзал. На идише слово «бан», имеет то же значение.
Кейф — כיף ивр., араб. — кейф с тем же значением. (От этого же корня в арабском языке «кофе». Когда его пили — койфевали. Вообще, иврит и арабский, два семитских языка, имеющих очень много общих корней. Кто знает один, тому достаточно просто учить другой.).
Халява — даром, бесплатно. Ивр. חלב халав (молоко). В 19 веке евреи России собирали для евреев Палестины так называемый דמי חלב «дмей халав» — «деньги на молоко».
Шара, на шару — бесплатно. Ивр. ( שאר , שארים шеар, шеарим) — остатки.
То, что остается у продавца, непригодное для продажи, и он оставляет это на прилавке для бедных. Согласно еврейской традиции на поле необходимо оставлять несжатую полоску שאר - шеар - остаток, чтобы бедные могли собирать колосья. Об этом евангельская притча, рассказывающая о том, что Иисус с ученикам собирали несжатые колосья в субботу, и это вызвало недовольство фарисеев.
Шалава — потаскуха, проститутка. שילב, לשלב (шилев) сочетать (одновременно несколько мужчин).
Мастырка — фальшивая рана, замастырить — спрятать. На иврите מסתיר (мастир) — прячу, скрываю.
Отсюда же стырить — украсть. И סתירה — (сатира) сокрытие. Отсюда же и сатира (скрытая издевка). И мистерия. Древнегреческие сатиры тоже отсюда, а не наоборот.
Шухер. Стоять на шухере. Это означает, что стоящий на шухере охраняет совершающих преступление (обычно кражу) и предупреждает о появлении работников правопорядка. Шухер происходит от ивритского слова шахор שחור , что означает «черный». Мундир полиции в царской России был черного цвета.
Шмонать — обыскивать, искать. В тюрьмах Российской империи было принять делать обыски в камерах в 8 часов вечера. Восемь на иврите шмоне שמונה, отсюда «шмонать».
Сидор — мешок с личными вещами заключенного. В этом мешке должен быть строго определенный набор предметов. За их отсутствие или наличие посторонних предметов в этом мешке (сидоре) заключенный наказывался. Или не наказывался, если набор предметов в этом мешке был в порядке. Порядок на иврите — седер סדר. Еврейское «седер» превратилось в привычное русскому слуху.
В Израиле экскурсовод рассказала о том , что ко дню рождения или к празднику правителю города в древности отправляли подарки. Доставляла их женщина, которая оставалась у правителя. Называлось это — «посылка» — на иврите "шлю ха".
В древности женщина должна была выходить не одна, а вместе с мужчиной, опираясь или держась за его руку. Если она шла по улице одна, то это называлось «без руки» — на иврите «бли яд».
Такой наборчик иврито-русской блатной словесности опубликовала в Интернете в 2013 году Елена Цетлин, гражданка России 1940 года рождения.
Спасибо, Елена, просветили!

Комментариев нет:

Отправить комментарий