ВНИМАНИЕ

Материалы публикуемые в блоге это интернет обзор местных и зарубежных средств массовой информации.
Все статьи и видео представлены для ознакомления, анализа и обсуждения.
Мнение администрации блога и Ваше мнение, могут частично или полностью не совпадать с мнениями авторов публикаций.

понедельник, 4 апреля 2016 г.

О РОССИИ ПЕТРА I ПИШЕТ АНГЛИЙСКИЙ ПОСОЛ

Иностранные послы и путешественники, конечно же посещали нашу страну и до Петра I. Но с его воцарением и, особенно, с его реформами, количество посетителей многократно возросло, увеличилось и количество записей о стране, государстве, населении, территории, нравах, экономики и т.д. Конечно, читая эти записи, следует понимать, что все они "окрашены" тем или иным представлением самого пишущего, его целями и прочее :о) Чарльз Уитворт (Витворт) был английским посланником в России. Естественно, что его более интересовали вопросы практического применения сведений в последующей политико-экономической деятельности своей страны.

"Английский дипломат начала XVIII века, исполнявший с 1702 по 1721 годы обязанности посла Великобритании в ряде европейских государств, автор мемуаров, барон."
Не выкладываю здесь всего текста, заинтересовавшиеся могут пройти по ссылке:
О России Петра I пишет английский посол
ЧАРЛЬЗ УИТВОРТ
О РОССИИ, КАКОЙ ОНА БЫЛА В 1710 ГОДУ
"Российская империя. Прежде иностранцы столь редко посещали Россию, а ее доля в делах Европы была столь незначительна, что для сколько-нибудь правильного представления о ней может быть полезно при настоящем положении дел дать общее описание владений царя, доходов и военной силы, - описание, которое могло бы служить основой для более верного суждения о том, что может произойти в ходе этой войны.
Пространство. Империя Московии имеет в настоящее время обширную территорию, ограниченную на севере Ледовитым океаном и неизвестными пространствами близ полюса, на востоке и юго-востоке - Китаем, Великой Татарией 1, Узбекскими татарами и Персией, на юге - областями Турции, Польшей и Литвой, а на западе - Балтийским морем, Швецией и Лапландией...
Поскольку земля в большинстве частей [страны] остается необработанной, а увеличение дохода каждого помещика зависит от числа его крестьян, или подданных, то старым правилом московских офицеров было во всякой успешной войне увести за собой как можно больше людей и поселить их в своих собственных владениях. Несколько городов на [66] Волге являются плодами их прежних походов в Польшу и Литву, а в настоящее время они увели более трети жителем из Ингрии 26 и Ливонии и заселяли ими целые деревни к югу от Воронежа. Я полагаю, что эти люди, находя свою новую неволю легче старой, землю более плодородной, а климат более мягким, никогда не вернутся назад, хотя им и предоставлена свобода. Это непоправимый урон для короля Швеции, если когда-нибудь эти провинции вернутся к своему прежнему хозяину. Ингрия в какой-то мере была вновь заселена колониями московитов. Большинство существующих теперь знатных фамилий - иностранного происхождения, как Голицыны 27, Апраксины 28, Нарышкины 29 и т.д. из Польши, Черкасские 30 из Татарии, а царь гордится своим прусским происхождением 31....
СтепениМосковиты делятся на три степени; знать, называемую князьями; помещиков, называемых дворянами, и крестьян.
Знать. Князья, или герцоги, некогда были главами маленьких государств, на которые была поделена эта страна, но со временем все они были подчинены князьями владимирским, перенесшими свою резиденцию в Москву и принявшими титул великого князя. Потомки этих фамилий до сих пор сохраняют свой древний титул, и некоторые поляки, переехавшие сюда, выдвинувшись, присвоили себе такое же достоинство под тем предлогом, что они ведут свой род от воевод. Этот титул ценится по-разному, в зависимости от доходов или занятий носящего его лица. Те герцоги, которые приспособились к условиям и получили поместья в обмен на свою незначительную независимость, до cиx пор живут с некоторой пышностью; другие поднялись снова благодаря своей гражданской или военной службе, тогда как остальные доведены до полной нищеты и ничтожества. Два года тому назад в драгунском полку князя Меншикова 32 около трехсот князей [67] были простыми солдатами 33. С целью устранить путаницу с этим титулом, царь сначала своей деятельности стал вводить некоторые изменения. Император пожаловал титул графа покойному первому министру царя Головину 34 и генералу Гордону 35; Александр Меншиков, фаворит царя, получил титул князя Империи четыре года тому назад. Но так как амбиции царя растут вместе с его успехами, он задумал ввести собственные почетные титулы и вскоре после этого сделал князя Меншикова герцогом Ингрийским. Когда господин Головкин 36, нынешний первый министр царя и великий канцлер, был пожалован титулом гpaфa от императора, то вскоре он получил тот же титул и от царя, который с тех пор пожаловал графскими титулами [также] великого адмирала Апраксина 37 и лорда хранителя печати Зотова 38, вовсе не обращаясь к имперскому двору, и намеревается постепенно ввести титулы баронов и рыцарей. Он уже учредил рыцарский орден в честь св. Андрея, кавалеры которого носят голубую ленту и звезду в подражание ордену Подвязки 39.
Помещики. Дворяне - это сельские помещики, большинство которых держит свои земли рыцарской службой; они обязаны являться на войну верхом. Раньше было достаточно послать хорошо вооруженного конного человека, но нынешний царь заставляет дворян самих или их сыновей служить лично, если они не могут откупиться достаточно крупной суммой у его министров. Когда дворяне находятся в армии, им не разрешается иметь слугу, хотя они могут быть хозяевами нескольких сот крестьян, и должны сами выполнять все обязанности простых солдат. Но самое большое унижение для них то, что те из их крестьян, которые хотят завербоваться в армию волонтерами, немедленно объявляются свободными и на равном положении со своими хозяевами 40, хотя вопрос чести еще не настолько признан, чтобы дать много примеров такого рода. Те дворяне, что живут в своих поместьях и находятся далеко от Москвы, пользуются большой свободой и [68] держатся очень высокомерно, хотя перед офицерами и высшей знатью они смиренны и заискивают. Поистине эта страна является превосходной моделью грандданса Байеса, где каждый, кроме крестьян, имеет свою долю унижения и почитания.
Крестьяне. Крестьяне - настоящие невольники, подчиненные деспотичной власти своих господ, их можно передавать с их личным имуществом. Ничего они не могут назвать своим собственным, и это делает их очень ленивыми. И когда исполнено задание хозяев и запасено немного хлеба и дров на год, они считают главное дело своей жизни выполненным, а остальное время бездельничают или спят. И все же они довольны жизнью: пара глиняных горшков, деревянная миска, деревянная ложка и нож составляют всю их домашнюю утварь. Они пьют воду, едят овсяную кашу, хлеб, соль, грибы и коренья, по праздникам немного рыбы или молока, если это не пост, но мясо очень редко. Так простой обычай в них посрамляет притворную суровость философии и ложное благочестие и прекрасно готовит их к тяготам войны, что, будучи привычным их образу жизни, безусловно получит сильное развитие в народе, который не задумываясь идет на смерть и мучения и обладает таким пассивным мужеством, как ни одна другая нация в мире...
О России Петра I пишет английский посол
Новый план. В 1710 году царь осуществил новый проект, который со временем может привести к большим изменениям: разделил империю на 8 губерний 53.
Москва со всеми принадлежащими ей областями отдана г-ну Стрешневу 54, главе военного ведомства.
 
Архангельск - князю Голицыну 55, бывшему посланнику в Вене.
Азов и Дон - графу Апраксину, великому адмиралу.
Казань и Астрахань - генерал-лейтенанту Апраксину 56 его брату.
Киев и Украина - генерал-лейтенанту Голицыну 57, который был военным комиссаром войск московитов в Саксонии.
Сибирь - князю Гагарину 58.
Ливония, Ингрия, Псков и Новгород - князю Меншикову, фавориту.
Смоленск - господину Салтыкову 59.
Воронеж и верфи должны быть отдельной маленькой губернией, что царь сохраняет в тайне 60. [73]
Эти губернаторы распоряжаются всеми делами - военными и гражданскими, получают доходы, оплачивают все расходы в своих нескольких провинциях и ежегодно посылают определенную сумму в большую казну, свободно от всех обложений; они имеют абсолютную власть во всем, помимо того, что касается регулярных войск, которые никогда не должны быть ни под их руководством, ни оплачиваться ими. Хотя они квартируют на подвластных тому или иному губернатору территориях, но должны получать приказы непосредственно от царя и его генералов 61.
Царь. Нынешнему царю тридцать восьмой, год; государь красив, крепкого телосложения и здоровья, но которое в последнее время сильно подорвано вследствие нерегулярного образа жизни и переутомления. Он был подвержен сильным конвульсиям, причиной которых, как говорят, стал яд, подсыпанный ему в юности по приказанию его сестры Софьи 62; из-за этого он не любил, чтобы на него смотрели, но в последнее время почти избавился от конвульсий. Он чрезвычайно любознателен и трудолюбив и за 10 лет усовершенствовал свою империю больше, чем любой другой смог бы сделать в десятикратно больший срок, и что еще более удивительно - сделал это без какой бы то ни было иностранной помощи, вопреки желанию своего народа, духовенства и главных министров, одной лишь силою своего гения, наблюдательности и собственного примера63. Он прошел все ступени должностей в армии - от барабанщика до генерал-лейтенанта, на флоте - от рядового матроса до контр-адмирала, а на своих верфях - от простого плотника до корабельного мастера 64. Дальнейшие подробности, хотя они и были бы интересны, заняли бы здесь слишком много места. Царь имеет добрый нрав, но очень горяч, правда, мало-помалу научился сдерживать себя, если только вино не подогревает его природной вспыльчивости. Он, безусловно, честолюбив, хотя внешне очень скромен; недоверчив к людям, [74] не слишком щепетилен в своих обязательствах и благодарности; жесток при вспышках гнева, нерешителен по размышлении; не кровожаден, но своим характером и расходами близок к крайности 65. Он любит своих солдат, сведущ в навигации, кораблестроении, фортификация и пиротехнике. Он довольно бегло говорит на голландском, который становится теперь языком двора. Царь живет очень скромно. Будучи в Москве, никогда не располагается во дворце, а поселяется в маленьком деревянном доме, построенном для него в окрестностях [столицы] как полковника его гвардии. Он не держит ни двора, ни выезда, ни чего-либо иного, отличающего его от обычного офицера, кроме тех случаев, когда появляется на публичных торжествах.
О России Петра I пишет английский посол
Двор. Двор прежних царей был очень многочисленным и пышным, по торжественным случаям наполнялся боярами, или ближними советниками, со всеми чиновниками каждого приказа, знатью и помещиками, которые должны были появляться при дворе в силу своих почетных титулов и знатности без какого бы то ни было жалования. Например, кравчие, каковых лишь двое из первейшей знати, и эта должность считалась очень почетное; стольники, в обязанности которых входило выполнять различные важные поручения, принимать послов и т.д.; спальники. Носящие эти два последних звания весьма многочисленны, и эти звания переходят от отца к сыну, хотя обычно утверждаются государем. И, наконец, гости, или крупнейшие купцы. Во время публичных празднеств или церемонии все они получали из казны богатое парчовое платье, подбитое мехом, которое возвращали сразу же после выхода. Но нынешний царь совершенно упразднил эти церемонии, не учредив никакого другого двора. Некоторые говорят - из экономии средств во время войны, но причина кроется скорее в особенностях его характера, которому противны подобные условности. На любой церемонии царя сопровождают офицеры его армии и знать без [75] какого-либо соблюдения рангов, что выглядит довольно эффектно.
О России Петра I пишет английский посол
Фаворит. Фаворит царя Александр Меншиков - очень низкого происхождения. Мальчиком он случайно повстречался царю на улице и за какие-то неудачные ответы 66 был определен в число придворных царя. Начиная с этого шага, Меншиков постепенно вырос в самую могущественную некоронованную особу в Европе; его основным достоинством было усердие и расторопность. Кое-кто полагал, что близость царя и фаворита походила скорее на любовь, чем на дружбу, они часто ссорились и постоянно мирились, хотя любой из этих случаев мог оказаться фатальным, до чего порой бывало недалеко. Меншиков не обладает выдающейся внешностью, он малообразован, так как царь никогда не позволял ему учиться читать и писать (Взгляд: - здесь, по-моему, неверное представление, ибо есть письма Меньшикова к Петру), а чересчур стремительное возвышение не оставляло ему времени для наблюдений и приобретения жизненного опыта. От имени царя он пользуется неограниченной властью во всех делах, свои личные страсти ставит выше любых интересов, чем часто противоречит приказам царя, и если доходит до разногласий, обычно старается скрыть предмет спора от своего повелителя. Меншикова не любит простой народ, а еще менее старая знать и высшие офицеры, которые открыто составляют против него заговор, возглавляемый великим адмиралом Апраксиным. Меншиков стал князем Империи в 1706 году, герцогом Ингрийским – в 1707 и фельдмаршалом в 1709. Он лютый враг фельдмаршала Шереметева и часто ставил того на грань падения 67. Он создал себе двор, как у мелких германских князей, состоящий из гофмейстеров, гоф-маршалов, секретарей и т.п., по большей части иностранцев 68.
О России Петра I пишет английский посол
Канцлер империи. Господин Головкин - из древнего рода, он был верховным комнатным и после смерти графа Головина назначен канцлером империи, каковой высокий пост он скромно [76] отклонял в продолжение нескольких месяцев. Это джентльмен, наделенный здравым смыслом, весьма благочестивый и вообще человек чести. Никто не жаловался на его жестокость или несправедливость, хотя некоторые полагают, что он недостаточно решительно выступает против этих качеств в других людях 69. Он получил титулы графа Римской империи и России года три тому назад.
О России Петра I пишет английский посол
Вице-канцлер. Господин Шафиров 70 невысокого происхождения, его дед был из евреев, вывезенных из Польши в одну из прежних войн с нею; отец Шафирова был крещен, и сам он исповедует русскую религию. В 1705 г. он служил личным секретарем графа Головина, которому был совершенно необходим благодаря своему прилежанию и знанию голландского языка. После смерти графа он был назначен секретарем Посольского приказа, а в 1709 году – вице-канцлером при графе Головкине. Все внешние дела непременно проходят через его руки. У него больше опыта, нежели природных способностей. Он пользуется репутацией человека, ведущего дела вполне честно, но быстрое продвижение по службе сделало его высокомерным и, говорят, личные интересы не всегда позволяют ему разобраться в существе дела 71.
О России Петра I пишет английский посол
Ближний советник. Князь Долгорукий 72, который несколько лет тому назад был послом царя в Польше, часто присоединяется к двоим вышеназванным господам для консультаций по внешним делам, но исполнительная часть полностью лежит на них. Этот человек обладает здравым смыслом, хорошими манерами, скромен и честен 73.
О России Петра I пишет английский посол
Великий адмирал. Господин Апраксин - из хорошего рода, его предки были стольниками. Старая вдовствующая императрица, мать [77] старшего брата царя, - его сестра 74. Благодаря этому союзу он попал ко двору и оказался в милости, а вскоре продвинулся с помощью своего живого ума и сознания, не отягощенного никакими угрызениями совести, которые могли бы помешать его карьере. В продолжение многих лет он был комиссаром Адмиралтейства, а после смерти графа Головина произведен в адмиралы. В 1709 году он был назначен губернатором Ингрии в отсутствие князя Меншикова 75 и имел счастье видеть, как солдаты шведской армии под командованием генерала Любеккера забивали своих коней и по необъяснимой причине ретировались из этой провинции 76. Эта неудача [Любеккера] обернулась его [Апраксина] собственной заслугой и повысила его репутацию в глазах государя. Апраксин очень мстителен и не чурается подарков; он открыто выступает против фаворита, и его очень ценят при дворе, но невоздержанность к напиткам в обществе царя порой служит для него источником неприятностей.
О России Петра I пишет английский посол
Фельдмаршал. Фельдмаршал Шереметев 77 - из очень древнего рода, известного тем, что давал удачливых генералов в войнах против татар. На его долю также выпал успех в последней турецкой войне. Во время своего путешествия в Италию Шереметев провел операцию на мальтийских галерах и был удостоен креста этого ордена 78. Он самый благовоспитанный человек в этой стране и много вынес из своих путешествий; у него блестящий выезд и он сам ведет блестящий образ жизни; его чрезвычайно любят солдаты и почти обожает народ. Шереметев бодр в свои шестьдесят с лишним лет, имеет хороший характер, честен и как никто другой обладает личной храбростью, но недостаточно опытен в действиях против регулярных войск 79. Он часто подвергается преследованиям фаворита и не раз просил об отставке, однако неизменно получал отказ 80.
Есть еще несколько министров, входящих в тайный [78] совет, но поскольку они занимаются внутренними делами, не пользуются особой милостью и не оказывают заметного влияния на дела государства, я не стану утруждать вас перечислением их имен и постов, а перейду к небольшому сообщению о богатствах царя.
Богатства. Серебряная монета. Торговой монетой в Московии является маленькая серебряная монета размером примерно с английский пенс, называемая копейкой.
3 копейки составляют алтын
10 копеек - гривну
25 копеек – по [лу] полтину
50 копеек - полтину
100 копеек - рубль.
Раньше не было других монет, кроме копеек, а остальные названия обозначали только их число для удобства счета, но в 1703 году были выпущены большие количества металлических монет: рублей, полурублей и т.д., хотя основную кассу денег по-прежнему составляют копейки 81...
Торговля. Если иметь в виду запасы серебра и ценность монеты, то деньги в этой стране столь сильно зависят от торговли, что необходимо упомянуть здесь главные ее направления.
Ввоз. Товары, главным образом ввозимые из Англии, - это всевозможные шерстяные изделия, свинец, олово, красильное дерево, индиго, оловянная посуда, ладан, самородная сера, гваяковое дерево. Голландцы и гамбуржцы, кроме того, привозят вина, бумагу, квасцы, изделия из стекла, специи, талеры, серебро в слитках, золотые и серебряные галуны, парчу, силезское сукно и всякого рода галантерею.
Вывоз. В Англию вывозят в основном пеньку, лен, ворванный жир, полотно, поташ, ревень, рыбий клей, воск, смолу, юфть и икру, два последних товара вывозят в Ливорно 93. Голландцы и гамбуржцы вывозят, далее, древесную золу, мачты, высушенные и соленые кожи, сало, соболей, конопляное семя, рогожу и свиную щетину. [81]
Морские промыслы. Их охота на тюленей, которых добывается около 10 тысяч в год, дает 5 тысяч мер жира; шкуры и жир посылают в Англию. Моржи с Новой Земли обычно давали в год 30 груженных ворванью судов; бивни ценятся почти наравне со слоновой костью, но поскольку торговля монополизована одной компанией, она с каждым днем сокращается. Обычно три корабля, груженных треской и вяленой рыбой, каждый год отправляются в Данию; один корабль с соленой и сушеной семгой - в Бильбоа. Семгу и треску ловят в Северном океане у Кильдина и Колы 94, а соль привозят морем из Сент-Убеса 95...
Доходы царя могут составлять приблизительно 7 миллионов рублей в год 100, они поступают в основном:
Их источник. От таможенных пошлин на товары в Архангельске и проездных пошлин на товары, покупаемые или продаваемые в розницу внутри страны.
От монополий, находящихся в руках царя. Поташ дает до 40 тысяч талеров в год 101; древесная зола - 125 тысяч талеров 102; икра - 30 тысяч испанских талеров 103, кроме того, что потребляется в стране; ревень - около 20 тысяч талеров 104. Все эти товары продаются исключительно на талеры. Смола в 1706 году дала 40 тысяч талеров, а другая [партия] - 10 тысяч рублей; позже смолы продавалось очень мало 105.
От внутренних монополий. Соль приносит 500 тысяч рублей 106; суммы от табака, плиточного и брускового, продаваемого только чиновниками царя, точно не известны; в казну поступают меха из Сибири; водка и пиво в одной только Москве приносят ежегодно 600 тысяч рублей.
От монетного двора путем перечеканки талеров получают 120 процентов прибыли.
От старой монеты - 30 процентов 107.
От медной монеты - 65 процентов 108.
От китайской торговли, которая при умелом ведении дела приносила бы 200-300 тысяч рублей ежегодной прибыли 109. Идущие туда грузы - это несколько видов европейских товаров, но преимущественно меха, такие как соболя, горностаи, черные лисы и серые белки из Сибири; в обратном направлении идут камчатные ткани, миткали, синее полотно, золото, гобелены, фарфор и лекарства. Большую часть всего этого обычно продавали в Литву и Польшу, но [83] торговля с ними теперь почти совершенно заглохла.
От персидской торговли, откуда шелк-сырец, ковры, парча, атлас, драгоценные камни и сафьян вывозятся главным образом армянами, платящими лишь два процента пошлины за те товары, которые по старой привилегии везут через владения царя, не торгуя по пути 110.
От новых налогов на гербовую бумагу; на все судебные процессы, за которые платят 10 процентов оспариваемой стоимости; на печи, или дымоходы; на все упряжные лошади и экипажи; все бани, каких в каждом селении есть по одной общественной и каждый знатный дом имеет свою частную, обложены налогом по рублю в год 111.
От монастырских земель, которые были весьма значительны, но взяты царем в свои руки и управляются мирской комиссией; материальное обеспечение монастырям выплачивается в соответствии с численностью монахов в каждом монастыре.
От земельного налога и царских доменов.
Все выплаты царя производятся в пределах текущего года, что очень затрудняет для него ведение нынешней войны. Ибо хотя его общий долг не превышает 200 тысяч рублей, его казна из-за дурного управления не может найти кредита и на 10 тысяч; купцы также не хотят давать переводных векселей, пока не получат денег 112.
Рудники имеются такие:
Железные, есть несколько незначительных в России и очень хороших в Сибири 113.
Медный, близ Олонца 114.
Серные, близ Казани и в горах, служащих границей с Сибирью 115.
Горячие источники и минеральные воды найдены под Терками на Каспийском море.
Селитра из Киева и Рыбной на Украине не уступает никакой другой в мире 116.
В 1709 году некий инженер, посланный в пустыни между Азовом и Киевом, отыскал три рудника с различной [84] рудой на реке Кундручи, впадающей в Дон выше города Черкасска. На других малых реках, которые впадают в Донец, он нашел старые плавильные печи, выработки нескольких рудников. По общему мнению, это остатки генуэзских колоний. Инженер утверждает, что в некоторых рудниках есть купорос и ртуть или хорошее олово 117....
Лошади. Знать обязана поставлять лошадей для драгун по цене 7 рублей за лошадь, выплачиваемых, из царской казны, хотя лошади часто обходятся им по 10 или 12 рублей. Некоторые полки посажены на шведских лошадей, захваченных у Переволочной; лошади остальных весьма плохи 136. Большинство драгун - дворяне, обязанные служить за право владения своими землями.
АртиллерияАртиллерия очень хорошо обеспечена; большие пушки, как правило, бронзовые, обычно от 3- до 36-фунтовых, отлитые после качала нынешней войны либо из старых орудий, которые были накоплены предками этого царя без какого-либо разумного учета калибра, или из колоколов, которые около 10 лет тому назад каждая церковь и каждый монастырь, в зависимости от своей величины и дохода, должны были поставить на литейный двор. В 1708 году в одной только Москве была тысяча орудия, от 1- до 60 - фунтовых; арсеналы Пскова, Смоленска и Киева были заполнены соразмерно 137. Помимо полевой артиллерии, каждый батальон имеет две длинных 3-фунтовых бронзовых пушки 138.
Мортиры отлиты из меди или из сибирского железа 139, они имеются всех калибров. Царь сам очень искусен в [89] пиротехнике, является капитаном своих бомбардиров 140 и имеет по большей части иностранных офицеров, которых он нанял в Англии или Голландии после последнего мира.
Порох делают в Москве сильный и хороший, кроме тех случаев, когда должностные лица в своих личных интересах смотрят сквозь пальцы на нарушения в процессе его изготовления. Магазины не заполнены должным образом припасами, но за короткое время могут быть приготовлены достаточные количества пороха, поскольку имеется несколько мельниц и всегда в достатке хорошая селитра с Украины 141.
Сообщение об успехах царя в создании флота.
Флот. Первый корабль был построен для развлечений царя, когда он был еще очень юн, на Белом озере - большом озере примерно в трехстах милях от Москвы 142.
Зимой 1695 года в Москве было изготовлено несколько полугалер и бригантин и санным путем доставлено в Воронеж, где их собрали и послали вниз по Дону для участия в осаде Азова 143.
В 1696 году, когда из Голландии прибыло значительное число корабельных плотников и с ними два итальянца один греческий мастер из Венеции 144, в Ступине и Воронеже начал строиться флот, для чего вся империя была поделена на 84 части, каждой из которых надлежало поставить корабль или эквивалентное количество галер, бригантин и малых судов 145. Высшая знать, назначенная наблюдать за этой работой в отсутствие царя, заключала контракты о постройке кораблей с иностранцами, которые из-за нехватки опыта, сухого леса и при недостатке времени, а также из своекорыстных побуждений строили корабли очень непрочно, из сырого и плохого леса, так что они гнили еще до завершения постройки 146. Царь, узнав об этом по возвращении из Великобритании, постепенно утратил всякое расположение к голландскому кораблестроению и голландским мастерам и уволил их, так как мог получить [90] английских 147. Последними кораблями, построенными голландцами, были 11 фрегатов в Ступине в 1703 году 148.
Места, где строятся корабли. Поскольку флот строится на больших реках, далеко от моря, может быть полезным привести краткое описание мест, где есть или основаны верфи.
Ступино. Ступино - маленький город на реке Воронеж, примерно в двадцати милях выше Воронежа.
Воронеж. Воронеж - другой маленький город, расположенный на 50-м градусе 20 минутах северной широты и 63-м градусе [восточной] долготы на реке Воронеж, в восьми английских милях выше ее устья, где она впадает в Дон, В 1696 году царь начал строить там каменный арсенал для хранения всякого рода запасов 149. Корабли здесь и в Ступине строились на стапелях на суше, но их невозможно было спустить на воду без больших затруднении, разве только весной 150. Во избежание этого неудобства в 1702 году в устье реки были устроены шлюз и сооружения для подъема и спуска воды в любое требуемое время; с помощью этих средств в 1703 году 15 кораблей были поставлены на суше для перестройки 151. Но так как должным образом не заботились о том, чтобы держать шлюзы открытыми весной, когда паводки несут большие количества песка, вымываемого из соседних гор, канал начал засоряться, и где прежде было 17 футов воды, осталось едва 6.
Эта неприятность вместе с нездоровым воздухом, болотистой местностью и тем, что весной люди были подвержены болотной лихорадке, унесшей нескольких человек, вынудила царя думать о переносе верфи. Когда в 1705 году реку обследовали в поисках подходящего места для устройства нескольких доков, великий адмирал Апраксин выбрал [91] маленькое селение Тавров в шести милях ниже [по течению реки], вопреки мнению всех корабельных плотников и шлюзовых мастеров, которые утверждали, что поскольку берега песчаные, там невозможно устроить фундамент, который уберег бы доки от напора паводков 152. Но адмирал из своих личных соображений продолжал упорствовать, и в 1706 году под руководством поляка Анисея Микетовича было начато строительство восьми доков 153. В 1707 году ворота и фундамент, конечно, снесло и, несмотря на все возможные предосторожности и исправления, та же судьба постигла их в 1708 году. Однако, поскольку в том же году были отданы точные приказания заложить здесь четыре 80-пушечных, три 48-пушечных и один 24-пушечный корабль 154, плотники предпочли открыть ворота во время паводка и впустить воду, а не ждать, пока она сорвет фундамент дока и одновременно разрушит каркасы кораблей, как это случилось с одним из них годом раньше. Это вызывает весной большую задержку примерно на шесть недель, и тогда все люди бездельничают.
Царь, побывав там весной 1709 года и убедившись в существовании этих затруднений, приказал положить на корабли обшивку, чтобы они не пропускали воду, а затем оставить работу, которая обошлась более чем в 160 тысяч талеров и 3-4 тысячи человеческих жизней 155. Новое строительство было начато в устье реки Осереды, которая образует маленькое озеро незадолго до своего впадения в Дон, примерно в 100 английских милях ниже Воронежа; туда уже направлен инженер для составления плана фортификации 156, так как это место расположено в степи, или пустыне, открытой для [нападений] мятежных казаков и неожиданных набегов татар 157.
Река Дон, древний Танаис. Река Дон вытекает из Иван-озера, расположенного на 54-м градусе 15 минутах [северной широты], и оттуда течет примерно 500 английских миль до Азова, чуть ниже которого она впадает в Меотийское озеро на 47-м [92] градусе 20 минутах [северной широты]. Ниже Воронежа Дон имеет ширину от 300 до 600 морских саженей и с середины апреля до конца июня достаточно глубок для груженых судов, но в остальные месяцы вода так низка, что в нескольких мелких местах глубина не превышает полутора футов. В весенние паводки уровень воды в реке поднимается до 16-18 футов, и течение очень быстрое. В 1709 году царь отплыл из Воронежа с шестью бригантинами 10 апреля и прибыл в Азов 20-го того же месяца; два военных корабля, которые отправились вниз одновременно с ним, пришли туда приблизительно двумя неделями позднее 158.
Азов. Азов расположен в устье реки Дон, на 47-м градусе 27 минутах [северной] широты и 64-м градусе 32 минутах [восточной] долготы. В 1637 году он был взят казаками, которые владели им до 1642 года, когда он перешел к туркам и оставался в их руках до 1696 года, а затем был взят царем 159. Укрепления были перестроены и две маленькие крепости возведены в устье Дона 160. Эта гавань очень неудобна и почти непригодна для груженых кораблей, поскольку Дон разделяется на несколько рукавов, течение недостаточно сильное, чтобы очистить устья реки от засоряющего ее песка, и в большинстве мест глубина воды остается не больше 6-7 футов 161, так что военные корабли могут выйти в море только в весеннее половодье, а в другое время должны быть облегчены от своей артиллерии и т.д.; или же когда сильные ветры принимаются дуть с моря в продолжение нескольких дней кряду, поднимая воду на очень большую высоту, как это обыкновенно бывает осенью в Финском заливе.
Таганрог. Вследствие этой трудности царю пришлось подыскивать другую гавань, и он остановил свой выбор на мысе к западу от Азова, который вдается в Меотийское озеро; там [93] царь построил очень хороший город, регулярные укрепления и большой мол, подобный тому, что в Тулонской гавани, а для большей безопасности перед входом был сооружен редут в виде рисбанка 162. Когда эти работы начинались, гавань была достаточна глубока для боевых кораблей, но по мере строительства мола песков стало больше, и теперь 50-пушечный корабль не может пройти в гавань или выйти из нее без камелей, как через Пампус; так что она не может служить убежищем при отступлении от неприятеля или при непогоде 163.
Меотийское озеро. Меотийское озеро имеет около 300 английских миль в длину и миль около ста в ширину; отливы и приливы в нем как в Средиземном море, вода у берегов очень мелкая, бывают сильные штормы и короткие волны.
Лодейное Поле и Олонец. Царские корабли для Балтики строятся в Лодейном Поле и Олонце 164 - селениях, расположенных на двух маленьких реках: на северовосточной стороне Ладожского озера 165.
Петербург. В Петербурге есть маленькая верфь, где строятся всевозможные шлюпки и малые суда и ремонтируется некоторые фрегаты 166. Это любимый город и порт царя, построенный на двух маленьких островах реки Невы, которая там достаточно широка и глубока, чтобы 60-пушечние корабли могли подходить прямо к стенам крепости. Основание этому новому городу было положено вскоре после взятия Ниеншанца, который царь разрушил. Царь надеется, что новый город когда-нибудь может стать вторым Амстердамом или второй Венецией. Чтобы заселить его, знати было приказано переехать туда из самой старой части страны, хотя трудности и были немалыми, поскольку климат [94] [в Петербурге] слишком холодный и почва слишком болотистая, чтобы обеспечить необходимое для жизни, и все это привозят из соседних областей. Однако царь очарован своим новым творением и скорее готов был бы потерять лучшую из своих провинций, нежели этот бесплодный уголок 167.
Крепость строится на отдельном острове, с хорошими каменными бастионами 168 на свайном фундаменте, но размеры ее слишком малы, чтобы обеспечить удовлетворительную оборону в случае нападения. Осенние наводнения причиняют много неудобств, иногда ночью вода неожиданно поднимается до вторых этажей, так что скот часто уносит, а жители едва спасаются на верхних этажах своих домов 169. По этой причине они не могут устроить складов либо погребов; землю также нельзя копать, поскольку на глубине двух футов выступает вода. Река редко или никогда не очищается ото льда раньше середины мая, и корабли не могут находиться в море позднее конца сентября, не подвергаясь большой опасности.
Архангельск. В Архангельске царский транспорт находится в очень хорошем состоянии, там же стоит 16-пушечный фрегат и другой - 20-пушечный. Несколько купеческих кораблей строится здесь почти ежегодно голландским мастером, под началом которого работают русские плотники 170.
Казань. В Казани около сорока от 8- до 14-пушечных фрегатов, построенных там, но с неверными пропорциями, гниет на берегу 171...
(далее множество цифр и сведений о судостроении на этих верфях, кому интересно, пройдите по ссылке почитать в източнике)
Коммуникации между Доном и Волгой. Коммуникации, которые царь распорядился устроить между несколькими реками с целью развития своей торговли и мореплавания, находятся между Доном и Волгой.
О России Петра I пишет английский посол
Дон и Волга. Первая попытка прокопать проход была сделана в 1560 году султаном Селимом для более удобной перевозки его армии в Астрахань и на Каспийское море [в войне] против персов, но осуществить его замысел помешали беспрерывные нападения казаков и русских 225. Это предприятие оставалось втуне примерно до 1693 года, когдацарь нанял инженера, полковника Брекеля, для работ по строительству коммуникации. Однако с Брекелем весьма дурно обходился князь Борис Алексеевич Голицын 226, губернатор этой, провинции; он открыто возражал против работ и не хотел поставлять людей и материалы во исполнение приказов царя. Инженер, чтобы избавиться от его преследований, бежал в Персию. В 1699 году на эту службу был нанят другое инженер, капитан Перри, но он столкнулся с таким же противодействием со стороны князя Голицына, как и его предшественник. Несмотря на это, работы вполне успешно велись до конца декабря 1710 года 227, когда царь приказал отложить их до окончания волны, поскольку ему было нелегко при теперешнем положении дел выделять необходимое для этого количество людей. Земляные работы выполнены приблизительно на половину; для завершения дела потребовалось бы 12 тысяч человек и лет пять времени. Канал должен был быть достаточно широк и глубок для прохода 80-пушечных кораблей; его нужно [103] прокопать на расстояние около трех английских миль между реками Иловля и Камышинка, и на пути стоит большая гора. Первая река впадает в Дон примерно в 130 английских милях от канала, а вторая - в Волгу, примерно в 9 английских милях от него. Начаты, но не закончены 6 шлюзов, и еще 6 должны быть построены на Камышинке. Всего от Иловли до того места, где Камышинка впадает в Волгу, 62.300 английских футов 228.
О России Петра I пишет английский посол
Дон и Ока. Вторая коммуникация – посредством канала близ Иван-озера, между рукавом реки Дон и Тулой, впадающей в Оку. Это сооружение длиной свыше 8 английских миль и имеет несколько каменных шлюзов, хотя и не вполне завершенных, и предназначенных для прохода только небольших судов 229.
Волга и Ладожское озеро. Третья коммуникация – между Волгой и Волховом, рекой, которая течет мимо Новгорода и впадает в Ладожское озеро. Этот канал прокопан близ Вышнего Волочка, протяженностью, я полагаю, не более английской мили и совершенно окончен 230. Этой весной туда был послан математик для составления точного плана канала и верховьев обеих рек 231. Другой инженер был в то же время отправлен для обследования рек вокруг Белого озера и других озер с целью определить, не найдется ли более удобного прохода в Ладожское озеро, так как на реке Волхов ниже Новгорода есть два или три опасных порога. Эта коммуникация, как кажется, скорее любопытна, нежели практически полезна, потому что фрегаты, которые теперь ведут из Казани, находятся в пути уже три года 232; они вмерзают в лед на шесть зимних месяцев; при весенних паводках в продолжение 5-6 недель они едва ли могут подниматься вверх по Волге; к осени вода очень низка, и суда часто приходится верповать в обход кос и песчаных мелей. Этой зимой на заготовку в Казани дуба для 50-пушечных [104] кораблей послали плотника 233; там бревна предполагали грубо обтесывать и отправлять на плоскодонных судах в Петербург 234. По времени, которое они будут находиться в пути, станет ясно, может ли эта коммуникация использоваться для торговли.
Заключение. Изложенные наблюдения о состоянии России - это все, что я счел необходимым сообщить, пока влияние в нынешней войне и роль в общих делах Европы не сделали эту страну лучше известной иностранцам.
(пер. Н. Г. Беспятых)
Текст приводится по изданию: Россия в начале XVIII в. Сочинение Ч. Уитворта. М. АН СССР. 1988
© текст - Беспятых Н. Г. 1988
"Ч. Уитворт родился в Блауэрпайпе (графство Стаффордшир) в 1675 г. У нас нет сведений о его воспитании и образовании, известно только, что он был воспитанником видного английского дипломата и поэта Дж. Степни (G. Stepney, 1663-1707) и побывал с ним при нескольких германских дворах. По отзыву самого Дж. Степни, Ч. Уитворт вырос в наиболее глубокого знатока британской политики времен королевы Анны. В 1702 г. он был назначен резидентом в Регенсбурге, а 2 сентября 1704 г. - чрезвычайным посланником в Москве. Прибыв в русскую столицу 28 февраля 1705 г., Ч. Уитворт оставался в России на протяжении пяти лет - до 24 марта 1710 г."
Источник →
Опубликовал Василий Ш , 03.04.2016 в 12:01
16
1

Комментариев нет:

Отправить комментарий