В своем недавнем комментарии Деннис Прагер (Dennis Prager) сделал весьма проницательное замечание: «Значительное большинство ведущих консервативных журналистов имеют секулярный взгляд на мир… Они понятия не имеют о той катастрофе, к которой привело безбожие на Западе».

По мнению этих секулярных консерваторов, «Америка способна пережить смерть Бога и религии», — отмечает Прагер, однако они ошибаются. И, действительно, последние полстолетия, кажется, подтверждают его мнение. Религия народов, их вера создают их культуру, а их культура создает их цивилизацию. А когда умирает вера, умирает и культура, умирает цивилизация, и народы начинают вымирать. Разве это не есть новейшая история Запада?

Сегодня ни одна западная нация не имеет такого коэффициента рождаемости, который смог бы предотвратить исчезновение коренного населения. К концу этого века другие народы и другие культуры будут в значительной мере населять Старый Континент.

Европейского человека, вероятно, ожидает та же судьба, что выпала на долю 10 потерянных колен Израилевых, которые были побеждены, ассимилированы, а затем исчезли. В то время как количество европейских народов — русских, немцев, британцев, прибалтов — сокращается, население Африки, по оценке ООН, в ближайшие 34 года удвоится и значительно превысит 2 миллиарда.


Что же произошло с Западом? Как сказал Гилберт Честертон (G. K. Chesterton), когда люди перестают верить в Бога, они не прекращают верить вообще, но они верят во что угодно.

Когда представители европейских элит перестали верить в христианство, они начали обращаться к тем идеологиям, которые доктор Рассел Кирк (Russell Kirk) называл «секулярными религиями». В течение какого-то времени эти секулярные религии — марксизм-ленинизм, фашизм, нацизм — захватывали сердца и умы миллионов. Однако все они оказались среди тех богов, которые потерпели неудачу в 20-ом веке. Теперь западный человек обращается к более новым религиям — эгалитаризму, демократизму, капитализму, феминизму, одномирности (One Worldism), энвайронментализму (environmentalism). Эти новые религии тоже придают смысл жизни миллионов, но и они являются неадекватными заменителями той веры, что создала Запад.

Поскольку они не дают человеку того, что ему давало христианство — причины не только для жизни и смерти, но и моральный кодекс жизни с обещанием того, что прожитая в соответствии с ним жизнь превратится в вечную жизнь. Ислам также содержит такого рода обещание. Тогда как секуляризм не может предложить ничего, что могло бы соответствовать подобной надежде.

Глядя на прошедшие столетия, мы видим, что значила вера. Когда после падения Римской империи Запад принял христианство как веру, превосходящую все остальные, как веру, основателем которой был Сын Божий, Запад начал строительство современной цивилизации, а затем вышел за свои пределы и захватил большую часть известного мира.

Та истина, которую Америка преподнесла миру, истина о неотъемлемом человеческом достоинстве и ценности, а также о неприкосновенности прав человека — все это можно найти в христианстве, учение которого говорит о том, что все люди являются детьми Божьими. Однако сегодня, когда христианство почти мертво в Европе и медленно умирает в Америке, западная культура является униженной и разлагающейся, а западная цивилизация переживает период заметного упадка.

Редьярд Киплинг предрек все это в своем стихотворении «Последнее песнопение»:

«Наш флот погибает вдали;
На дюнах и в полях догорает огонь
Взгляните — вся наша вчерашняя гордость
Подобна Ниневии и Тиру!»

Все западные империи перестали существовать, а дети когда-то подчиненных народов пересекают Средиземное море для того, чтобы заново заселить метрополии, коренное население которых начинает стареть, сокращаться и вымирать. С 1975 года только две европейские страны — мусульманская Албания и Исландия — имеют достаточный уровень рождаемости, чтобы поддерживать свои народы в живом состоянии. С учетом сокращающегося населения внутри Европы и миграционных волн, несущихся из Африки, а также Среднего и Ближнего Востока, исламская Европа, судя по всему, станет реальностью до конца этого века.
© AP Photo, Christophe Ena
Девушка в мусульманской одежде на улице Ле Мениль-Сен-Дени, Франция

Владимир Путин, непосредственно наблюдавший гибель марксизма-ленинизма, кажется, понимает принципиальное значение христианства для Матушки России и пытается возродить Православную церковь, а также вернуть ее моральный кодекс в российские законы.

А что же Америка, «страна Бога»?

Христианство в Америке отлучено от школы и общественной жизни уже на протяжении жизни двух поколений, тогда как учение Ветхого и Нового Завета отвергается как основа законов, и в результате мы являемся свидетелями поразительно резкого социального упадка.


С 1960-х годов Америка установила новые рекорды по количеству абортов, насильственных преступлений, количеству осужденных и потреблению наркотиков. Хотя ВИЧ/СПИД появились только в 1980-х годах, сотни тысяч людей уже умерли от этих заболеваний и миллионы сегодня страдают от них и связанных с ними расстройств.

40% рождений в Америке происходят вне брака. У испаноязычных уровень незаконнорожденных составляет 50%, а у афроамериканцев он превышает 70%. Экзаменационные показатели учеников средних школ в Соединенных Штатах с каждым годом падают и приближаются к уровню стран третьего мира. Растет количество самоубийств среди белых среднего возраста.

Секуляризм, кажется, не имеет ответов на эти вопросы. «А почему у него нет ответа?» «Сколь же незначительна та доля переносимых человеческим сердцем страданий, которые законы или короли способны причинить или облегчить», — написал Сэмюэл Джонсон. Секулярные консерваторы, возможно, имеют в своем распоряжении лекарства против некоторых американских болезней. Но, как заметил Джонсон, никакая секулярная политика не способна вылечить душевную болезнь Запада — утрату веры, которая, судя по всему, является невосполнимой.

Патрик Бьюкенен является основателем и редактором журнала The American Conservative, а также автором новой книги «Величайшее возвращение: Как Ричард Никсон поднялся после поражения и создал Новое большинство» (The Greatest Comeback: How Richard Nixon Rose From Defeat to Create the New Majority).