ВНИМАНИЕ

Материалы публикуемые в блоге это интернет обзор местных и зарубежных средств массовой информации.
Все статьи и видео представлены для ознакомления, анализа и обсуждения.
Мнение администрации блога и Ваше мнение, могут частично или полностью не совпадать с мнениями авторов публикаций.

воскресенье, 13 марта 2016 г.

ВЕЛИКАЯ ЧУДЬ

На Кольском полуострове, на Урале и Кавказе, в Сибири и на Алтае, по всему русскому северу во множестве преданий говорится, что когда-то в этих местах проживал древний народ под названием чудь.
Предания о чуди часто рассказываются в местах, где согласно нынешней историографии проживают или проживали финно-угорские народы, отчего чудь обозначают собирательным древнерусским названием финно-угорских племен, хотя при этом чудские названия распространены более обширно, известны населенные пункты с таким названием в Ивановской и Нижегородской областях. В действительности финно-угорские народы сами рассказывают предания о чуди, как об ином народе, подчеркивая одно из главных событий всех таковых сказов – его добровольный уход.
Одно из преданий, записанных в поселке Афанасьево Кировской области, рассказывает: «… И когда стали появляться по течению Камы другие люди (московиты-христиане), эта чудь не захотела общаться с ними, не захотела поработиться христианством. Вырыли они большую яму, а потом подрубили стойки и себя захоронили. Это место так и называется — Чудской берег».Говорится, что чудь «ушла под землю» и «закопалася» (видимо, были укрыты места отхода), или ушла жить в другие места: «У нас есть урочище Важгорт — Старая деревня. Хотя и называем деревней, а там никаких построек нет. И не видно, что там кто-то жил, но старики утверждают, что там жили древние, чудские люди. Долго, говорят, в той местности они жили, но появились пришлые, они стали притеснять старожилов, и те решили:«Нам житья не стало, надо переселяться в другие места». … Все до одного ушли. Теперь там пусто». В Карелии и Архангельской области так говорят предания о чуди заволоцкой, именуемой чудью белоглазой. На Урале о чуди, которых также называют «дивьими людьми», можно услышать еще более любопытные рассказы. Этнограф Николай Ончуков в 1927 лете записал следующую легенду: «Дивьи люди живут в Уральских горах, выходы в мир имеют через пещеры. В заводе Каслях, по Луньевской железнодорожной ветке, они выходят из гор и ходят между людьми, но люди их не видят. Культура у них величайшая, и свет у них в горах не хуже солнца. Дивьи люди небольшого роста, очень красивы и с приятным голосом, но слышать их могут только избранные. Они предвещают людям разные события. Рассказывают, что в селах Белослудском, Зайковском и Строгановке в полночь слышится звон; слышали его только люди хорошей жизни, с чистой совестью…». В Прикамье говорят, как и архангельские старожилы: «А кто-то тут раньше жил, какие-то люди-чуди», которые обитали в лесах и горах, неистово обороняли свои крепости, сопротивляясь христианству, уходили глубже в леса, а потом и вовсе ушли. При этом схожие легенды известны на Алтае о бурутах, у ненцев о сиртя, в Сибири у сибирских татар и манси о сыбырах/савирах, которые выбривали волосы, заплетая их в косы сзади или на темени, почитали лошадей и деревья. Потомками последних считаются болгары (также известные как волжские булгары), чуваши и казанские татары.
Великая Чудь (часть первая)
Предания указывают конкретные места, где проживала чудь, описывают их внешность (довольно различно при наслоениях и родившихся позже вымыслах), обычаи, язык. Из языка чуди предания сохранили даже некоторые слова: «Однажды в деревне Важгорт появилась чудская девка — высокая, красивая, широкоплечая. Волосы длинные, черные, в косу не заплетены. Ходит по деревне и зазывает: «Приходите ко мне в гости, я пельмени варю!» Нашлось человек десять желающих, все пошли за девкой. Ушли они к Чудскому роднику, и никто больше домой не вернулся, все куда-то исчезли. Назавтра повторилось то же самое. Не из-за глупости своей попадались люди на девкину удочку, а из-за того, что обладала она какой-то силой. Гипнозом, как сейчас говорят. На третий день бабы из этой деревни решили отомстить девке. Они вскипятили несколько ведер воды, и когда чудская девка вошла в деревню, бабы облили ее кипятком. Девка побежала к роднику и запричитала: «Одэге! Одэге!»...». Примечательно, особенно если учесть бег к роднику, что в санскритско-русском словаре можно найти слово «удака», означающее воду. Несмотря на многие искажения и напластования иных образов, предания подкреплены и археологически: многие руины крепостей и острогов, могильники и древние, старые поселения по народной памяти сохранили сведения о чудском прошлом и некоторые до нашего времени сохранили названия, снабжённые прилагательным «чудской» – например, урочище, где сохранились остатки крепости, могли называть «Чудской городок». О чуди довольно грубо написано в словаре Даля: «Чудаки́ и чуда́ки, сиб. чудь (т. е. странный и чужой) ж. собират. народ дикарь, живший, по преданию, в Сибири, и оставивший по себе одну лишь память в буграх (курганах, могилах); испугавшись Ермакаи внезапу явившейся с ним белой березы, признака власти белого царя, чудь или чудаки вырыли подкопы, ушли туда со всем добром, подрубили стойки и погибли». Известно о чуди и от Николая Рериха, причем куда более обстоятельно. Пожилой старовер на Алтае показывал ему каменистый холм и, указывая каменные круги древних погребений, рассказывал: «Вот здесь и ушла Чудь под землю. Когда Белый царь пришел Алтай воевать и как зацвела белая береза в нашем краю, так и не захотела Чудь остаться под Белым царем. Ушла Чудь под землю и завалила проходы каменьями. Сами можете видеть их бывшие входы. Только не навсегда ушла Чудь. Когда вернется счастливое время и придут люди из Беловодья и дадут всему народу великую науку, тогда придет опять Чудь, со всеми добытыми сокровищами».
По сказам известно, что чудью были оставлены клады «заветные», «заговоренные», открытые только для чистых и благих потомков. Чудские духи в разных обличьях (иногда в облике богатыря на коне или медведя) охраняют эти клады: «Слуда и Шудякор — чудские места. Там богатыри живали, из селения в селение топорами перебрасывались. Потом они в землю зарылись и золото с собой унесли. На Шудякорском городище спрятаны слитки-подушки, но никто не возьмет их: богатыри верховые на страже стоят. Деды нас предупреждали: «Мимо этого городища поздно вечером не ходите — кони затопчут!»»В старинной записи из Вятской губернии написано про «чудской клад» в Чудской горе на правом берегу Камы, где растет большая кривая сосна, а поодаль от нее, аршинах в четырех, стоит трухлявый пень до двух метров в диаметре. Клад пытались найти много раз, но когда подходили к нему, поднималась буря, что сосны клонились вершинами до земли, и кладоискатели были вынуждены оставить свое предприятие. Наиболее отчаянные кладоискатели выходили из подземных ходов совершенно помешанными и уже не могли поправиться. Последнее соотносится с известными сказаниями о путях в Самбхалу (Шамбалу), защищенных от посторонних и неподготовленных вызовом чувства ужаса, боли, прямым воздействием на жизнеспособность.
Здесь стоит упомянуть указ Гэсэр-хана, известного из монгольских сказаний:
«У Меня много сокровищ, но могу дать их Моему народу лишь в назначенный срок. Когда воинство Северной Шамбалы принесет копие спасения, тогда открою горные тайники и разделите с воинством Мои сокровища поровну и живите в справедливости. Тому Моему Указу скоро поспеть над всеми пустынями. Когда золото Мое было развеяно ветрами, положил срок, когда люди Северной Шамбалы придут собирать Мое Имущество. Тогда заготовит Мой народ мешки для богатства, и каждому дам справедливую долю. <…> Можно найти песок золотой, можно найти драгоценные камни, но истинное богатство придет лишь с людьми Северной Шамбалы, когда придет время послать их. Так заповедано».
Гэсэр-хан, как он ныне известен, является сыном верховного бога Хормуста (форма имени Ахура-Мазды), рожденным для справедливого правления и одоления чудовищ. Само слово «Гэсэр» является формой слова «Кесарь/Ксеркс» и связано с царственностью. Гэсэр-хан назван «владыкой 10 стран света, искоренителем 10 зол в 10 странах света», имеет небесное воинство из 33 батыров (богатырей), что сходится с 33 витязями Черномора. При этом в эпосе Гэсэр-хан борется с «демоном Севера», что может быть поздним искажением в русле поздних иранских текстов, представляющих в темном виде северян – туранцев, тогда как именно южные области послужили поводом к междоусобной войне. В доказательства тому служит сам указ Гэсэр-хана, где звучит «когда воинство Северной Шамбалы принесет копие спасения». При этом здесь, как и в сказах о чуди, под сокровищами нужно понимать не мешки с золотом и драгоценностями, но прежде всего знания и умения, древние технологии и предметы силы, которые могут быть доступны только высокоразвитой культуре.
***
Вопрос о чуди для многих носит в себе достаточно неясностей и ввиду явных наслоений является загадкой, к которой с опасением подходят многие этнографы и краеведы. Так в неясности были распространены две очень удобные для «официальной» истории версии – одна «сказочная», рисующая чудь в виде неких гномов, черных смуглых созданий, причудливых существ, другая же «историческая», смешивающая чудь исключительно с финнами и уграми вплоть до хантов и манси, которые сами о чуди имеют крайне отдаленные представления.
В областях бывшего расселения чуди практически отсутствуют географические названия угорских языков, зато в большом количестве представлены названия восходящие к индоиранским (также индоевропейским) языкам. Названия же хантов и манси привнесены позднее, а попытки объяснять топонимику через их язык, на который по окультуривающим причинам повлияли индоиранские языки, приводят к крайне надуманным результатам. Да и сами финно-угры, ханты и манси вспоминают о чуди в большей степени, как о другом народе. Стоит сказать, что ныне никакой народ в полной мере не осознает себя чудью, что указывает как на забвение его древнего смысла, так и, как увидим далее, на изменение его произношения к нашему времени. В ненецкой мифологии чудь обозначают как Сиртя (в слове виден корень «Сар»), что в незапамятные времена пришли на Ямал из-за моря, поселились на острове, а затем, когда его берега стали обрушиваться под ударами штормов, переправились на полуостров, где по приходу ненцев «затворились под землю». Сказанное отчетливо напоминает нам известный в мифологии исход народов с погибшего материка или тонущего острова, исход светлых родов с древней Северной Прародины. Притом казанский профессор Иван Николаевич Смирнов справедливо считал, что чудь – это в том числе жители Пермии до принятия христианства (все сказы о чуди включают их сопротивление пришлым христианам), так как в некоторых преданиях упоминается, что чудь – это «наши предки», с чем согласно большинство этнографов. При этом последнее нисколько не выводит чудь исключительно к финно-уграм, как увидим далее, зато сообщает о «наших предках», что исключительно важно. Естественно, народ, занимающий столь обширные пространства, представляющий население Великой Пермии, упоминаемый на Урале, в Сибири и на Алтае, не мог исчезнуть «под землю» безследно и в одночасье. Часть коми до сих пор так именует предков, не принявших крещение, хотя в целом говорит о чуди, как о другом племени. До 1917 года малочисленных вепсов официально именовали чудью, только сами себя они называют иначе. В Архангельской области есть небольшие группы людей, относящих себя к чуди. Как сказано в географическо-статистическом словаре 19 века, смешенная с русскими чудь в Архангельском, Холмогорском и Пинежском уездах неотличима от великорусского племени (при этом коми-зыряне считают себя смесью с чудью и самоедами, что подтверждается их языком, смешанным из зырянского и самоедского наречий при наличии индоиранских корней). Самоеды при смешении с коми и остатками чуди, стало быть, и привнесли в облик коми несколько отличные от европеоидов признаки. Среди вотяков (удмуртов) сохранилось родовое наименование Чудъя (Чудна, Шудья). При этом большой ряд названий в областях как удмуртов так и коми, где отмечены «чудские городища», содержит много иранизмов (при этом лингвистам в целом известно, что финно-угорские и индоиранские языки имеют большую общую языковую базу). Часть древних названий Русского Севера в целом соотносится и с отдаленной Индией, как то слова с корнем «ганг»: Ганга (озеро), Гангас (залив, возвышенность), Гангос (гора, озеро), Гангасиха (залив).
Общность между финно-уграми и индоиранцами прослеживается в мировоззрении и в мифологии. Так верховный бог вотяков-удмуртов творец Инмар сопоставим с громовержцем Индрой. У коми как первочеловек так и злая колдунья носят имя Йома, что соотносится как с иранским первочеловеком и царем Иимой, так и с Ямой (Йамой) – царем загробного мира в индуизме. Здесь же и темный бог коми Йомал (Омэль), финский бог грома Юмала (Юмал), от которого и происходит название полуострова Ямал, марийское наименование бога – юмо (бог Зари – Ужара-Юмо), алтайская и хакасская богиня Умай, также древнеегипетский бог Амон. С этим же корнем связаны такие названия как Ямантау (с башкирского «плохая гора») или Яман-Елга. Притом у коми отец Йомы высший светлый бог Ен сопоставим с шумеро-аккадским высшим богом Неба Ану (Аном). Любопытно отметить, что у марийцев и коми с течением времени одинаковые имена верховных богов стали обозначать разные начала: если у коми Ен – светлый бог (как и у вотяков Инмар), а его брат Йомал – темный бог, то у марийцев Йын (известен также как Керемет) выступает темным, тогда как его брат Кугу-Юмо (также Юмо) понимается светлым. У иранцев же олицетворением зла является Ахриман, иначе Ангра-Манью, что с древнеперсидского переводится как «всеуничтожающий дух». Вероятно, что здесь в одном из представлений (скорее всего в марийском) произошла подмена значения изначальных образов богов, как в христианстве древняя Лада с ребенком Хором (Гором, Хорсом) была замещена Марой (Марией) с Христом.
Родство с индоевропейцами прослеживается отчетливо и в этнонимах. Вотяков, которые себя называют удмортами, урмортами или укмортами, татары, башкиры и чуваши до сих пор называют арами (арлар во множественном числе). Как аряне и арские люди они значатся в исторических документах, причем их именуют также отинами, отяками и, что примечательно, чудью отяцкой (для сравнения, в Прибалтике летописи говорят о чуди псковской, в пределах Новгородской республики о чуди заволоцкой, а в Киеве существовал двор Чудин, куда в 982 лете переселил «лучших мужей» из кривичей, вятичей, новгородцев и чуди еще Владимир). В письменных источниках 14-16 веков среди удельных княжеств Казанского государства значится Арское княжество и Арская земля в южных областях расселения удмуртов, населенная арами. В слове же «удмурт» слог «-мурт» или «-морт» связан с иранским «marta/mart» (новоперсидское mard и среднеперсидское mart – муж, мужчина, человек), отчего удмурты среди марийцев были известны как одо-мари, одо или среди московитов как удские люди. Важно, что среди этнографических групп коми выделяются удорцы, а сами коми называют себя также коми-морт, где «-морт» — человек, а «коми» связывают с рекой Камой (хотя близко стоит понятие «кам», связанное с шаманом или со словом «хан/хам»). Вероятно, что ранее удские люди (удмурты) могли быть связаны с коми-удорцами. «Од/Уд-» можно объяснить из пермских наречий как всходы, поросль, зелень на лугах («од»), отчего в самом удмуртском «уд» — всходы, росток, поросль, побег, также лужайка, луг. Так «удмурт» можно понимать как «луговой человек».
Крайне любопытна запись за 1733 лето участника «Великой северной экспедиции» Г. Ф. Миллера, побывавшего в Поволжье и Прикамье: «… Вотяки, в которых местах я был, не называют себя «Арръ», но именем «Удъ-Мурт». Слово «Удъ» по-черемиски именуется «Ода» и есть имя собственное, а «Муртъ» имя нарицательное, потому что русских называют они на своем языке «Дючъ-Муртъ»… а у татар уведомился я, что вотяков «Аръ» называют». Так мы узнаем, что русских называли «дючъ», как известно и из старых записей, когда западных русских переселенцев в удмурстких краях именовали дюч (иногда дюдь), а чудь (чудь остяцкую) называли арами/арянами. Стало быть, навеянные с открытием града Аркаим версии среди ученых и краеведов о том, что под ушедшей чудью можно понимать ариев, имеет под собой твердую основу. Тем паче, что Средний и отчасти Южный Урал, где распространены чудские копи, на старых европейских картах известен под горами Аланскими и связан с аланами, чье название через взаимопереход «р/л» восходит к древнеиранскому ārуаnа (собственно «арий, иран»; страна алан на Востоке в армянском атласе – Ардоз), да и осетины – общеизвестные прямые потомки алан, пребывающие ныне на Кавказе, – называют себя «ир» и имеют «иронский диалект». При этом еще у географа Птолемея во 2 веке можно найти в нынешних краях коми, как и на Дону, пометку о «скифах-аланах», а само же слово «алан» согласуется с древнерусским «лань» — земля/поле/сторона, отчего и произошло слово land и шведское название округов – лэн. В языке коми к тому же есть слово оланын – жилище/селение. Любопытно, что аланы-ираны именовали себя асами (в летописях записаны и в форме ясы), а в языке коми-зырян родоплеменные группы обозначаются с окончанием множественного числа -са/-аса/-яс: коми на Вычегде – эжватас, на Печоре – печораса, на Лузе – лузсаяс и др. Во множественном числе коми будут коми-яс, коми-пермякъяс, что в целом напоминает множественное окончание английского языка. Стоит знать, что родовые подразделения аз/ас/ассы в целом распространены от Кавказа до Алтая и встречаются среди родов алтайцев, телеутов, балкар (болгар), карачаевцев, родовых подразделений (ара) древних башкир. На Кавказе издавна называли Балкарию-Болгарию (как часть Великой Болгарии) Ассы, а ее жителей (то бишь болгар) ассиагами, что близко по форме слову отяки.
Если говорить о чудских рудниках, то значительная часть шахт Урала, Сибири и Алтая еще за 19 век основывалась на них. Археологически надежные и крепко сложенные чудские копи уже использовались в 3 тысячелетии до нашей эры с использованием роговых, медных, бронзовых, позже железных кирок. К 6 веку следы добычи в чудских копях прекращаются в Сибири (в 4 и 5 веках часть алан совместно с вендами-антами ушла в Западную Европу, позже основав Королевство вандалов и аланов, король которого Гейзерих взял Рим), к 13 веку – на Среднем и Северном Урале. Должно быть, развитое использование чудью рудников привело к последующим легендам о гномах-рудокопах. Аланы, кстати сказать, славились как искусные кузнецы и ремесленники, принесли в Европу основы конного боя и оказали существенное влияние как на развитие военного и кузнечного дела, так и на градостроение (только во Франции и в Северной Италии около 300 городов с аланскими названиями). Обилие аланских (восходящих к индоиранскому языку) названий находится во всех областях Урала и в других местах обширного расселения древних алан, как то Ас, Асса, Ош, Талас в Семиречье, Фергане и Киргизии; Аса, Асар, Аснас, Ясы на Сырдарье; Ассы, Асылы, Асы, Аша, Ош, Уса на Урале и в Волго-Камье; Ассы, Асса — на Кавказе; Асе, Биюк-Асс, Темес-Асс, Ассы-Джорокчи в Крыму; также Ус, Оселе, Усбю, Уша, Осло, Усейра, Усима, Ос, Усен в Скандинавии. Что касается Скандинавии, то для скандинавов асы – высшие боги во главе с Одином, которым принадлежит Асград.
Как у Птолемея известны скифы-аланы, так у Геродота известны и будины, издревле обитавшие севернее савроматов и воевавшие еще с Дарием. Будины описываются многочисленным, голубоглазым и рыжеволосым народом, при котором обитают земледельцы-гелоны, в чьих землях упомянут деревянный град Гелон. Гелоны в форме галинды, которых представляли сильными высокими людьми, отображены и в географии Птолемея. Позже так стали именовать население некоторых областей Пруссии, а в древнерусских источниках гелоны-галинды именуются голядью – известным балтоязычным индоевропейским племенем. Что же касается светлых будинов, то, при отсутствии звука «ч» в греческом языке, как отметил еще Валерий Шамбаров, они и представляют собой древнее упоминание о белоглазых чудинах, о чуди, причем еще в шумеро-аккадских клинописях известны будии севернее мидян. Под стать красивым будинам и белоглазым чудинам стоит вспомнить и слова историка 4 века Аммиана Марцеллина: «Почти все аланы высоки ростом и красивы».
Великая Чудь (часть первая)
​Великая Чудь (часть вторая)

Чудь отображена в труде Иордана за 6 век «О происхождении и деяниях гетов» как thiudos в составе племен державы Эрманариха, а позднее с сокрушением Римской империи и возвышением франков распространяется королевское имя Теодерих (Tjodrik, Dietrich, Ditrik), восходящее к þeudo-riks (готск. þiuda-reiks, вандальское tiuda-rix)– «правитель народа». К чуди восходит и название Швеции (Светии), происходящее от древней формы Svitjod (др.-норв.Svíþjóð, др.-исл.Svíþjóð, лат.Suetidi) – «народ/страна свеев». Здесь стоит отметить, что скандинавы пришли в новые земли из Великой Светьод (Svitjodhinnmikla), где стоял Асград и которую отождествляют со Скифией, и которую же можно соотнести с названием предшественницы Скифии – древней Прародины Шветадвипа (санскрит.«Белый остров»), со Светлоланью. Так под чудью (tjod, Þeudā) уже понимается тот народ, что вышел из Великой Светьод – Северной Прародины, которую греки именовали Гипербореей и преемницу которой видели в землях Великой Пермии (ее земли обозначались античными географами как Гиперборея). Швецию также называют и Sverige (Swēorice в англосаксонской поэме Беовульф), а среди финнов и эстонцев к шведам применяют однокоренное слову «рус» слово ruotsi. Собственно, сама старая столица Дании и резиденция датско-норвежских королей с 11 века именуется Роскилле (дат.Roskilde), да и ведь корень «рус» с формой «сар/сур» означает царственность. В действительности вне римского «разделяй и властвуй» германцы и русы (руги – восточногерманское племя и рутены – как кельтское племя так и средневековый экзоэтноним восточных славян, чей представитель Одоакр (можно сравнить с чешским королем Пржемыслом Оттокаром) упразднил Западную Римскую империю в 5 веке) исторически едины между собой, тем паче в стародавние времена. Таким образом, что сведение Татищева: «Недавно мне смоленской знатной человек письмом сообсчил, что у князя Радивила видел в древней литовской истории, чтo готов начало в Руси было, а не чрез море пришли, и для того литва доднесь руссов гути мянуют», что сведение Миллера: «потому что русских называют они на своем языке «Дючъ-Муртъ»…» говорят об одном и том же и удивляться не приходится, что древнерусское чудь, прагерманское Þeudā или готское þiudа — «народ» (также ирл. tūath, лит. tautà, лтш. tàuta, др.-прусск. tauto, окское touto), имеет праиндоевропейское (и индоиранское) происхождение. Причем есть исследования (например, труды немецкого филолога и историка 19 века Карла Мюлленхоффа), где сjudi, записанное в 11 веке Адамом Бременским как scuti, выводится к формам thiudosи cud/scytha(в том числе норв.čutte, cuđđe, саам. čute, čut, čudе «преследователь, враг, притесняющий лопарей» – мифологический персонаж саамов), что действительно наводит нас на веское сопоставление Великой Светьод со Скифией (в русских летописях Скуфь), а чудь со скифами и готами (готск. gut-þiuda, gutans). Это же можно прочитать и в трудах Ломоносова: «Имя скиф по старому греческому произношению со словом чудь весьма согласно; не происходит от греческого и, без сомнения, от славян взято, которые по большой части обитали между чудью и Грециею около Дуная», причем скифы-чудь «из давных времен вединнародс нами совокупленные». Готское же название Gut-þiuda понимается как и «страна готов», будучи связанным с др.-исл. Sui-þjòd «страна свеев», др.-англ.Angel-þēod «страна англов», др.-ирл.Cruithen-tuath «страна пиктов». Если же учесть значение божественных Асов для готов, то общее единство вышедшего из Северной Прародины народа подчеркнет древнее самоназвание алан-иров, о которых говорилось ранее – асы, отчего и станет понятно распространение имени чуди по Уралу, Кавказу и землям Алтая. Более того, согласно валлийскому историку 8-9вв. Неннию – автору «Истории бриттов», где в том числе рассказывается предание о пришествии праправнуков Одина Хунгиста и Хорса, – родоначальником германских племен (как и аланов) был Алан, прибывший в Европу одним из первейших с тремя своими сыновьями. В его потомство, в том числе, выводятся как готы, франки, бритты так и венды. Да и название германцев «алеманы» соотносится с аланами, где в первом случае -ман означает человек/муж, во втором же -ан выступает известным окончанием как то русин, румын и пр., а если западное «гер» зачастую означает и «эр» (Германарих-Эрманарих, Герман-Эрман, да и у латинян аланы иногда записаны халанами/галанами), то эрман/армян и иран представляют по существу одну и ту же обширную общность аров, ариев. А еще восточнее, где чудь алтайская, известна Алан-гоа – легендарная прародительница многих монгольских и бурятских родов. Она являлась дочерью Хоридой-Мэргэна, основателя племени Хори. По «Сокровенному сказанию монголов» имела пятерых детей, самым младшим из которых записан Бодончар-мунхаг – прямой предок Чингисхана из рода Борджигин (Белооких). Здесь же в данном ключе понятны названия западных монголов ойраты и олеты/элюты – огласовки корня ал/ар с окончанием «-ат» (на нынешним осетинском же самоназвание осетин звучит как ирæттæ,irættæ). Кстати сказать, как у готов титул правителя рих/рекс, связанный с русами, так среди алан известны роксаланы (царственные аланы), а в Индии раджи.
При этом в готском переводе Библии от Вульфилы за 4 век греческое слово ἐθνικός «языческий, принадлежащий к язычникам» было переведено как þiudisko, а в справочнике по генеалогии европейской аристократии «Готский альманах» за 18-20вв понятия thiudos и haidan применяются для язычников и некрещеных народов. Так под чудью (thiud-, tjod) понималась не только крупная общность родственных племен, поскольку другие слова, обозначающие большие родоплеменные группы (гот. managei; др.-англ. folc, leod; др.-исл. folk, lyr), появились в древнегерманских языках сравнительно позднее, но также люди древнего Мировоззрения, «язычники» по верованиям, «народ языческий». Причем понятие «народа языческого» переплелось с древним понятием общности родственных племен, вышедших с одной Прародины, что указывает под поверхностным понятием «языческий» на приверженность древнему мировоззрению. Здесь следует добавить, что средневековая Степь половецкая была известна как Дешт-и-Кипчак (крымскотат. Deşt-i Qıpçaq), где слово «дешт» ничто иное, как огласовка «дойч» (deutsch). Да и сами половцы, вышедшие из Сибирского Лукоморья, именовались готами, как свидетельствует польский автор Матвей Меховский (1457-1523 гг.) в «Трактате о двух Самариях»:«Половцы – это племя, обитавшее по северному берегу Эвксинского моря, за Меотидскими болотами,которое другие называют готтами (Gotthos)» и как сообщает Сигизмунд Герберштейн (1486-1566 гг.): «Русские утверждают, будто половцы были готы…». Ну а если Степь половецкая именовалась со словом «дешт», то понятно, отчего в 1204 лете венгерский король Имре жаловался папе Иннокентию III, что болгарский царь Колоян привел против него «языческую армию», имея в виду половцев. Половцы также принимали решающее участие в знаменитой битве под Адрианополем 1205 лета, в которой были сокрушительно разгромлены крестовые войска и пленен император Латинской империи: «Иоаннис, король Блакии, шел на помощь тем, кто был в Андринополе, с огромным войском: он привел с собой блаков, и бугров, и чуть ли не сорок тысяч куменов, которые были нехристями...».Так и вспоминается поход 9 века Великой языческой армии из датских викингов, которая после разгрома каролингской державы огнем и мечом прошла вероотступную Англию! Что же до алан, то как Ибн Руста в 10 веке сообщил:«Царь аланов – христианин в сердце, но все люди, населяющие его царство, – язычники», так и около 1225 лета Феодор Аланский жаловался патриарху Константинополя: «Аланы христиане только по имени. Если же где и есть часть Иакова, то враг и там посеял плевелы…». А половцы, между тем, звались еще кунами (хунами/гунами), сарами и команами. Тем важны названия половцев сары и команы, что в 18 веке историк, географ, общественный деятель и основатель исторического общества в Архангельске Крестинин В.В. в своих исследованиях пришел к выводам, что двинский народ, т.е.жители Двинской земли, произошел от половцев-команов. Так он называл зырян (где просматриваются и сары при корне «сар»), говоря, что в целом этноним коми связан с команами. Коми же, как говорилось ранее, именуют чудью своих предков, не принявших крещение и не отступивших от древнего мировоззрения. Здесь же совершенно ясно почему, когда московиты, неся на плечах «третий Рим» и обожествляемый идол в виде трупа на кресте, с кровью пришли в земли Пермии и позже за Урал в 15-17 веках, чудь воспротивилась христианам, неистово оборонялась и позже затворилась «под землю».
***
Как можно видеть, понятие «чудь» имеет важное значение и скрывает в себе значимое звено общего арского (можно сказать, индоевропейского и индоиранского) наследия. Ныне для многих это значение забыто, а сохранившаяся форма дойч используется для обозначения совсем немногочисленных потомков тех, кому оно принадлежало. И распространенные, как говорилось выше, удобные для «официальной» истории версии определения чуди довольно умело уводят в сторону от понимания глубины ее значения. «Сказочная» версия опирается на путаницу и напластования, окружающие сведения о чуди, уводя от серьезного отношения к данному вопросу, тогда как «историческая» версия мешает чудь с некой дремучей частью финно-угров и превращает в некое чуждое белому человеку племя, выводя тем самым из его исторического наследия. В действительности понятие чуди, как можно видеть, восходит к отдаленным временам единой арской общности, индоевропейского единства в землях Евразии, представая обозначением Великого арского народа, разошедшегося на крупные родоплеменные союзы, охватывающие обширные пространства. Причем предстает обозначением народа в связке с его исконным мировоззрением, веданием Покона (изначального свода правил, ведания устроения Мира и его Бытия). Именно на последнем основано отождествление чуди в лице народа с язычеством, когда под этим широким и поверхностным понятием была укрыта приверженность древнему ведовству, и когда отступничество и отцепредательство в угоду медленно вызревавшему культу смерти было названо христианством, тогда как первоначальный смысл последнего восходит к кресению – очищению кресом-крестом – древним образом Огня. Так чудь в лице «народа языческого» вобрала в себя значение, прежде всего, той части арского народа, что не отреклась от древнего отеческого Покона, неся его Свет сквозь сгущающиеся краски времен. Но исчерпывается ли на этом то, что несет в себе понятие чудь?
Известно, что чудь, или чудаки по словарю Даля, соотносятся с понятием «чудо». К чуди в сказах применительны слова чудной, чудит. Слово чудо, обозначающее нечто происходящее за гранью обыденного понимания, восходит к праславянскому слову кудо, от которого произошло др.-русск. кудесъ (чары, волшба, колдовство) и кудесник в понимании колдуна, волшебника, чародея. К кудесам восходит слово чудеса, а само слово чудо в позднецерковно-славянском представлено формой штоудо, приравниваясь в значении к волшебству. Видно, что с чудью связаны явления, сопоставимые с определенными умениями – чародействием и волошбой. Это в полной мере подтверждается разными сведениями о чуди. Так ненцы рисуют чудь-сиртя предсказателями смертей, в сказах коми наряду с чудью-великанами и чудью-язычниками выделяются черноволосые мелкие чуды, которые хоть и живут как обычные люди, да только невидимы и «вредят», отчего нужно защищаться молитвой. Собственно, в последнем приравнивание чуди к неким бесам является поздним христианским кривотолком. Известен поморский рассказ про краснокожую чудь на Новой земле, умеющую быть невидимой. В наряде благовещенского приказа 1847 лета по Архангельскому уезду значится, что от остатков чудских населенцев взятая в замужество крестьянину в деревне Михалевской девица обладала «необыкновенной» силой, которая, тем не менее, уже не проявилась в потомстве. Также про село Койдокурья Архангельского уезда, названное по имени старого первопоселенца чудина Койды (имя сопоставимо со словом кудо), известно среди окружающего населения, что жители села – поколения Койды, – были великорослы, «чрезвычайно сильны» и могли говорить между собой на 6-ти верстном расстоянии (стало быть, телепатически). Подобное можно услышать и на Урале, как то в деревне Александровка вблизи горы Иремель, где единственный оставшийся к 21 веку местный житель рассказывал, как еще застал поколение сильных высоких и красивых людей, что легко носили целые стволы деревьев. Отметилось в разных сообщениях и искусность чуди. Так из одного судебного дела Запечорского края за 19 век у крестьянина Иова отмечается железный топор особой прочности, который не могли даже точить. Как стрелы и ряд других предметов, топор был изъят из оставшихся чудских городищ по реке Тобышу. В Мохченской волости о прежних чудских жителях уверенно рассказывали, как они занимались колдовством и видели, как те могли бросить одежду на реку, сесть на нее же да переплыть на другую сторону. Любопытно, что в Пудожском уезде на Водлозере известен остров, где, по преданию, легла оставшаяся чудь. Так сей остров почитали священным местом, где воспрещалось рубить лес.
Так, если говорить по преданиям и сведениям в целом, в большинстве своем чудь рисуется могучим племенем с богатырями и волшебниками, хотя немного встречаются и описания людей слабосильных, уступивших свое место, или описания страшилок, что чудью пугают детей. Последнее все те же поздние кривотолки из разряда описания папистами древних языческих обрядов, где от правды остается жалкая частичка. Оно и понятно. Так на Зимнем берегу чудью основано селение Зимняя Золотица и про местное кладбище говорят, что оно чудское, но сами жители села в 19 веке считали себя потомками Новгородцев, ушедших из земель Новгорода на новое место во время водворения христианства. Представление же чуди в виде чародеев и богатырей соотносится как со скандинавскими сагами, представляющими жителей Биармии-Пермии, на чьих царевнах охотно женились конунги, в виде колдунов, напускающих штормы и топящих корабли, так с необычайно сильными героями корельской Калевалы, где, между прочим, говорится «мы должны будем оставить эту землю и они здесь водворятся», где под «они» понимается нынешнее население. Это мы видим как раз в уходе чуди «под землю», не захотевшей с одной стороны принимать отступничество, с другой – проливать братскую кровь. При этом уместно припомнить, как чародейство было развито среди тех же половцев, что занимали пространства Дешт-и-Кипчак, да как поражали в свое время противников поборники древнего Покона. Например, половецкий хан Кзак «бѣжитъ сѣрымъ влъкомъ, Кончакъ ему слѣдъ править къ Дону Великому». Помимо ханов-жрецов у половцев существовали верви жрецов-шаманов, которых именовали словом «кам», согласующимся со словом «коми», тем паче если учесть тождество коми и команов-половцев. Кам как раз связуется с представлениями о чуди, как о волшебниках, чародеях. То, что чудь применяла силу, можно увидеть и в упоминаниях терских лопарей, которые повествуют о том, как их уничтожали чутте. В сказах саамов упоминается, что «о давние времена в наши земли приходила чудь белоглазая. Поверх одежды враги носили железные латы, на головах — железные рогатые шлемы. Лица закрывали железными сетками. <…> Хотели они весь наш род свести, чтобы не осталось на свете саамов». Последнее красноречиво напоминает древнюю борьбу аров с так называемыми дасью (если прибегнуть к понятиям вед, сохраненных в Индии), связанную с борьбой за чистоту крови.
Как видим, понятие чудь несет в себе также волшебников, тех, кто в силу хранения древнего Ведовства обладал достаточным умением для кудес. Быть может, как Рус и Сар являются образом царственности в арском обществе, так и образ Чуди связан с Волхвами. Тем более, что титул «герцог» (фрю duc, англ. duke) – племенной князь, первый после царя или короля, – восходит к латинскому дюк (dux), как римляне именовали германских, кельтских вождей и предводителей, а вождь зачастую был и жрецом. Именно со словом дюк связано известное по Бенито Муссолини слово дуче. Папизм же, пытаясь очернить все вехи Мироздания вплоть до самого Солнца, в нынешних поколениях пытается навсегда упразднить даже само желание людей узреть внутренние возможности, дабы не обрели они достаточных сил и не заговорил их голос крови, что приведет к обязательному упразднению несправедливости.
Важно упомянуть еще одно предание из села Юрола вблизи Холмовского озера. Старожилы отмечали, что село связано с чудью и название селу дал Юр, у которого были братья Тур и Окат. Тур разселил Чушельское селение, Окат – Окатовскую деревню. Юр, Тур и Окат в данном повествовании суть отголосок древнейшего образа, несущего в себе арское расселение (Юр/Ар – Ария, Иран; Тур/Сур – Туран, Сурия; Окат – Катай, Китай, как одна из форм слова Скития-Скифия). При этом в Датской истории Саксона Грамматика (1140-1216) известны такие правители биармийцев как князь Кус с дочерью Торой или князь Эктер, который сопоставим в имени как с Октаром гуннов так и с Гектором троянцев. Что уж говорить, если название Пермии восходит к Пере-богатырю, который и является Громовержцем Перуном. Между пермяками о Пере говорится как о чудском богатыре необыкновенной силы.
В целом о чуди не стоит судить исключительно как о финно-уграх, готах, русах, аланах, половцах или других, но вместе с тем в ней стоит видеть общее понятие тех из аров, что занимали отеческие земли и хранили исконное Мировоззрение до самого своего внешнего исчезновения. В темную пору поступи культа смерти и его хозяев, когда пришло его время в Кругах времен, те ары, что соблюдали Покон, приняли решение уйти в закрытые места, прекратив тем самым череду убийств и невежественных правлений для своих потомков. Естественно, кто-то остался и продолжил сопротивление, кто-то принял на себя отступничество, слившись с поколениями тех, кто уже нес его в себе. Так сложилось, что часть «ушла под землю», да с сокровищами, после чего обросла легендами, часть же осталась, превратившись в то, что можно видеть поныне. Сему был положен свой срок и важное значение лежит здесь в нашем же предательстве, которое повлекло всеобщее ухудшение положения белого человека. Те, что остались, подверглись угнетениям со стороны новоявленных хозяев, заменивших Вежество невежеством, да так, что многие рода в разных областях той же Евразии вовсе утратили свою чистоту и облик, отчасти сохранив лишь названия. Но ушедшая часть ушла не навсегда, не столь долгое время было дано культу смерти делать свое дело. Ибо, как сказано, оставлены «клады заветные» и «много сокровищ, но могу дать их моему народу лишь в назначенный срок. Когда воинство Северной Шамбалы принесет копие спасения…». Вопрос лишь в том, смогут ли оставшиеся вернутся сперва хотя бы в сердце к исконному до назначенного срока или же от них останется лишь искривленное упоминание?
Когда наступит Рагнарёк, то будет не конец Земли, ибо новая Земля возродится из волн Мирового океана, и ею будут править боги, не совершавшие клятвопреступлений и ошибок.
Опубликовал Владимир Россиянин , 11.03.2016 в 19:01

Комментариев нет:

Отправить комментарий